воскресенье, 9 декабря 2012 г.

Warcraft Fighter: Битва в Пандарии, часть 1


Очень уж нас зацепила игра "Warcraft Fighter" - настолько, что этот месяц мы решили всецело посвятить ей. И потому до выхода декабрьского журнала здесь будет публиковаться повесть "Битва в Пандарии", являющаяся официальным изложением событий, которые легли в основу сюжета файтинга. Материалы предоставлены компанией HITCAP.
ЮЛИЯ МАШАНОВА


Пронзительный звон, раздавшийся из раковины "Наутилус 3310", нарушил тишину просторного склепа. Крышка лежащего в самом тёмном углу саркофага мягко разъехалась вправо и влево - створки управлялись автоматикой последнего поколения. Настолько секретной, что доступна она была только военным и ещё лишь нескольким организациям в мире. Девушка, принимавшая грязевую ванну в болотной воде класса "антилюкс-два", села в саркофаге и потянулась.

Раковина продолжала звенеть. Легендарная модель 3310, которой, по слухам, пользовался знаменитый актёр Нак Чоррис. Настолько прочная, что ей можно было без особого труда пробить череп хоть таурена, хоть дренея. На рынке устройств связи давно уже властвовали более современные модели от того же "Наутилуса", "Чопороллы", "Ульдименса" и "Засони Джонсона". Но вот по надёжности и долговечности конкурентов у скромной раковины с закруглёнными краями до сих пор не было.

Девушка выбралась из саркофага, замоталась в огромное полотенце из рунической ткани и пошла к столику, проклиная того, кто посмел выдернуть её из уютной холодной ванны. Замогильная красота, как всем известно, требует к себе ещё большего внимания, чем домогильная! На ходу причёсывая длинными ногтями волосы, она протянула руку, взяла раковину и поднесла к уху.

В тот же миг привычный морской шум в "Наутилусе" сменился на тихий скрежет - словно где-то далеко крутили пыточное колесо - и голос, искажённый "Звуколомом GT", произнёс:

- Код семнадцать-а-зелёный. Вектор кси-положительный. Пометки: три на пять, кот спит.

- Принято, - ответила девушка.

И раковину снова заполнил морской шум. Хозяйка склепа стояла, закусив губу. Учитывая день лунного месяца и время суток, эту шифровку следовало понимать как...

Её глаза хищно загорелись. Сомнений нет: Центр передал наводку на Него. Он летит на своём дирижабле в направлении Пандарии, и не один. А в понятие "не один", естественно, не включаются его слуги. Значит с Ним ещё и "правая рука". Отлично.

- Там-то вы оба мне и попадётесь, - произнесла она, глядя на пламя свечей в большом жирандоле. - Как ни заметай следы, но от нас - и особенно от меня! - тебе никогда не укрыться. Дорогой мой пока ещё живой "друг". И не надо ничего личного: ты - всего лишь моя работа.

Сильным нажатием на один из кирпичей в стене она запустила механизм: открылась просторная ниша, в которой висело несколько костюмов строгого покроя. Совершенно одинаковых и совершенно обычных. А один - точно такой же, но необычный - был спрятан в нише второго уровня, которую открывал ещё один механизм.

Облачение в него не заняло много времени: девушка двигалась с армейской чёткостью. Штаны. Туфли. Ремень. Куртка - прямо на голое тело. Немного подумав, она решила не застёгивать куртку до конца, оставив ключицу открытой. Перчатки. Отправился в карман "Наутилус 3310". И последним штрихом стали жёлтые очки.

- За работу, дорогой мой "друг". За работу.

И, потушив пальцами все свечи, девушка встала в центр светящейся мертвенно-голубоватым руны порталов...

* * *
Под звук гонга все собравшиеся в круглом зале пандарены встали и поклонились друг другу. Их было восемь, и все они чинно расселись в круг на стареньких бамбуковых циновках, на каждой из которых был начертан родовой иероглиф хозяина. Убранство зала было небогатое: круглый же белый коврик, по краям которого все сейчас и расположились, два массивных сундука, две стойки с бамбуковыми палками и развешанные на стенах свитки с чёрными и красными иероглифами. Перед каждым пандареном стояла чаша с незажжённой свечой.

- Близится очередной Великий Турнир, - заговорил немолодой пандарен с выщипанными усами. - Но мантиды уже пошли в атаку. Чемпионы не успеют подготовиться - должны ли мы отправить их к Стене сразу же после Турнира?

Остальные пандарены задумались. Через минуту один из них поднял голову и произнёс:

- А что же ещё нам остаётся выбрать, мастер Закатный Жар? Да, пропущены будут многие тренировки... Но неужели сама по себе победа на Великом Турнире ничего не значит? Те, кто доходит до конца состязаний, - они только поэтому считаются великими воинами, героями-защитниками.

- Но и мантидов недооценивать нельзя, - возразил первый. - Летописи гласят, что с каждым столетием они набирают силу.

- И наши школы тоже не стоят на месте, - сказал третий пандарен, мех которого был в пыли. - Мантиды становятся сильнее - мы тренируемся упорнее. Об этом тоже гласят летописи - для тех, кто способен понимать их. К тому же... На этот Великий Турнир мы можем пригласить не только пандаренов.

- О чём это вы, мастер У? - спросил Закатный Жар.

- Земли, от которых сто веков отделял нас Туман. Земли, о которых рассказывал Лю Лан. Их жители... очень своеобразны, но это не делает их менее искусными воинами, чем мы. Уверен: как им у нас - так и нам у них есть, чему поучиться. А для мантидов боевые искусства, пришедшие из-за морей, станут очень неприятным сюрпризом.

Остальные пандарены переглянулись, и заговорил самый маленький, но очень старый:

- Смысла слова мастера У не лишены. Путь правильный в них я ощущаю.

- Да, что-то в этом есть, - сказал Закатный Жар. - Но в то же время: получается, что мы наршим многовековую традицию.

- Сомнения Ша так тебя поглотит, - вздохнул маленький пандарен. - Решительней быть нам всем нужно.

С этими словами он протянул кулак к стоящей перед ним свече и легонько толкнул воздух. Вылетевший из кулака невидимый шарик энергии ци зажёг пламя.

- За допуск на Великий Турнир чужестранцев я голосую.

Один за другим зажгли свечи и остальные мастера: У, Побитая Лапа, Закатный Жар, Дождевая Туча, Журавлиное Крыло, Настойчивый Росток и Пьяный Глаз.

* * *
"... показать миру своё мастерство и заслужить похвалу мастеров Тянь и Шадо-Пан..." - читал доставленный почтовой виверной свиток Кен'джин.

Тёплое море приятно щекочет пятки, от солнца надёжно укрывает огроменнейший зонтик, а на столике стоит всегда прохладный ульдумский лимеад. Жизнь хороша, когда твой папа - советник вождя!

Кен'джин спрыгнул с лежанки и сделал тройной кувырок назад, вслед за чем на семерых воображаемых противников обрушился град подсечек и хуков. Перекатившись к тотему, тролль схватил его и от всей души ударил, как дубиной, по прибрежной воде, с удовольствием понаблюдав, какие мощные получились круги.

- Гуррок! Ты только смотри!

Но орк с неизменной красной повязкой на лбу уже сам спешил к другу, размахивая таким же свитком. Кен'джин радостно улыбнулся во всю тролльскую ширь: отправиться туда вместе - это же вообще высший шик!

- БЕГУЩИЙ ЛОБ! - внезапно заорал Гуррок, набирая скорость.

"Вызов принят!" - подумал Кен'джин.

- КАМЕННОЕ ПЛЕЧО! - ответил тролль, укрепля своё тело силой земли и также набирая скорость.

Через несколько мгновений они налетели друг на друга двумя болидами "бей-молоти" - и покатились в разные стороны!

- Всё равно мой лоб крепче! - хохотнул Гуррок.

- Только сегодня, бро! - возразил Кен'джин, потирая плечо, ушибленное бронебойным орочьим лбом.

Глядя на помятый свиток в руке друга, Гуррок понял, что рассказывать ни о чём не нужно. Их ждало увлекательное путешествие в неизведанную экзотическую страну и битвы с сильнейшими бойцами всего Азерота.

"И может быть там я найду учителя", - думал орк, чей Удар Бегущего Лба уже стал неотразимым, но... Всё равно чувствовалось, что до совершенства ещё далеко - а в известных Гурроку землях не нашлось никого, кто согласился бы его тренировать.

- Так что собираем вещи! - продолжал тролль. - И уж там-то мы выясним, что моё плечо всё-таки мощнее!

Орк добродушно улыбнулся и не стал возвращать Кен'джина с небес на землю. Уж он-то точно знал, что ничья кость не устоит против его коронного приёма.

- Погадай на Энуури! - сказал Гуррок. - Если она с нами - это же вообще круто будет.

- Уже, бро, уже! - хохотнул Кен'джин, втыкая в песок тотем.

* * *
Каждый вечер эти четыре друга ходили в самую жаркую баню Стальгорна. Бахардин Жаропар, Бодун Похмеляйло, Дубыня Дубогрызыч и Забухан Бочонок. Как на самом деле звали этих горластых буянов, все уже давным-давно позабыли. А вот прозвища к ним прилипли основательно. Впрочем, прозвище Бахардина где-то отлипло - и он остался Бахардином.

Но на этот раз они, похоже, решили превзойти самих себя и выпили столько, что иные дворфы уже бы под столы попадали.

- А вот что вы думаете, - говорил Похмеляйло, держа в руке большую кружку эля, - про мировую политику?

- Да что там думать! - хохотнул чернобородый Дубыня, с комфортом развалившийся в медном тазике. - Это... ик!.. Совет управлять нифига не умеет - поразгонять их всех! За грифонами никто не убирает - вот этим утром в их лепёшку наступил. Овсом их кормят, что ли... При Магни такого безобразия не было!

- Ну, за Бронзоборода! - поднял кружку Забухан.

- М-мужики... - заговорил Бахардин. - Мне завтра надо в это... На корабль... в Дарнас.

- Да без проблем! - заверил его Забухан. - Мы тебя донесём, если надо будет. Ты ж меня знаешь: я никогда не пьянею. Так что всё состоится. Ну, за чистые головы!

- А Гаррош - сволочь! - донеслось из тазика.

* * *
Через три часа пьяные дворфы вывалились из метро и заковыляли в сторону Штормградского Межконтинентального Порта имени кого-то из Риннов. Один из дворфов был ну совершенно никакой, и товарищи несли его на плечах. Самый трезвый шёл впереди и исполнял обязанности навигатора.

- А вот... ик!.. что вы думаете, - прокряхтел один из них, - про курс мифрила к золоту? Расти ему или дальше... уф, падать?

- Это как в голову прдсдателю бнка взбрдёт, - заплетающимся языком ответил другой. - Хпга он! Пдлец! И свлчь.

- Тиххо, мужики! - остановил их навигатор. - Это там дорогу что пересекает... Чоппер или лошадь?

Что-то пронеслось мимо, дворфы посмотрели вслед чему-то уносящемуся.

- Это был гнум с турбонаддувом! - авторитетно заявил первый дворф. - А вот что вы... ик!.. аете про этих, мемехано... махано... мухано... короче, об оидах?

- Чего-о?! - удивился чернобородый.

- Ик!

Штормградский порт ярко горел огнями тысяч светильников, постоянно куда-то отплывали и откуда-то приплывали самые разные корабли: большие и маленькие, парусные и на паровом ходу, военные и гражданские. Грузчики, матерясь на вех подряд, таскали туда-сюда ящики, бочки, клетки, чемоданы и сундуки. А сколько стражи тут было!

Забухан Бочонок с недоумением всматривался в портовую суету.

- Эй, Бахардин. Пришли мы. Сам идти... ик!.. сможешь?

Но Бахардин Жаропар не отвечал. То ли он больше всех выпил, то ли просто послабже товарищей оказался - сейчас он был в полной отключке и даже похрапывал.

- А куда мы его? - спросил Похмеляйло.

- В Дарнас... Так. Откуда тут отплывают корабли в Дарнас? - Забухан хлопнул себя по лбу и указал куда-то вправо. - Вон оттуда! Идём!

- А ты уврн, что нам тда? - глядя под ноги, пробубнил Дубыня.

- Конечно уверен. Я никогда не пьянею - со мной не пропадёшь!

* * *
"Предпринята попытка входа в систему.
Ключ авторизации не введён.
Пользователь не опознан.
Доступ запрещён".

- О-о-о-о... Похоже, я нашёл с-что-то по настояс-щему интерес-сное...

HITCAP
cww.hit.cap
cww.warcraftfigter.az

Комментариев нет: