среда, 4 июля 2012 г.

ТРОЛЛИНГ О ГЛАВНОМ №59

Волк смотрит мне прямо в глаза. Шерсть на его загривке вздыблена, уши чуть прижаты, всё тело напряжено. Но он не скулит. Вы слишком низкого мнения об этих благородных, сильных животных. Глазами показываю ему, что не буду нападать.

Не верит. Боится. Но боится мужественно. Чего не дано очень, очень многим из вас. Счастливых – а может и проклятых – обладателей горячей крови. Сегодня я улыбаюсь вам. Не бойтесь. Не укушу.

Я – мун'лейн. Ночная эльфийка, ставшая воистину ночной. Меня никто не ждёт в гости… Хотя ходить по гостям я люблю.

Моё имя… В этой жизни у меня его долгое время не было. Я отзывалась на кличку Номер Пять – или Пятая. Секретные
разработки в таких глубоких и всеми покинутых нерубийских катакомбах, что даже большинство самих нерубов никогда о них и не подозревало. И нас было десять. Пять женщин и пять мужчин. Ночных эльфов.

Мы были самыми первыми. Прототипами. Возможно, где-то после нас были созданы и другие мун'лейн. Этого точно знать не могу. Во всяком случае, никого из новичков не встречала. Да и тех из нас, кто до сих пор "жив" и в здравом рассудке, найти не так-то просто. Мы избегаем друг друга. Не боимся. Не скрываемся. Просто не хотим пересекаться. У каждой из нас – свой путь. И каждая из нас уважает выбор других. Это и к лучшему. Если доведётся сражаться с Восьмой – лучшей из всего проекта – то очень вероятно, что меня не хватит и на минуту. Что не мешает мне убить хоть пятерых ваших лучших бойцов сразу.

Когда-то кому-то из верхушки Плети пришла в черепушку мысль, что стоит создать ещё один вид вампиров. И они выбрали мой народ. Наверное, сан'лейн, в которых превращались высшие эльфы, были недостаточно надёжны. Конечно, они были искусны в магии – да и дополнительной мускулатурой обрастали очень быстро, что делало из них универсальных бойцов. Но это были всё те же падкие до магии потенциальные наркоманы. Вся жизнь которых – это Жажда. Голод. Потребность убивать. Вы видели "принца" Талдарама? Мне довелось знать лично. Ограниченный психопат. Как мог он вообще сметь называть себя вампиром? Обыкновенный упырь, даже позорный вурдалак – и тот благороднее. А их внешность? Отражение ночного эльфа в кривом зеркале…

Но я отвлеклась. Вам же, наверное, интересно, почему я не упомянула до сих пор о мужчинах из проекта? Из них всех "в живых" сейчас только Третий. И где он и что хочет – не знает никто. Третий превратился в чудовище – даже в демона. Сила мун'лейн течёт через нас… Я могу поглотить тени, окружающие меня, создать из них крылья – и взлететь. Я могу и соткать теневую сеть, которую никто не в силах разрезать или распутать. Я могу сама превратиться в тень и пройти сквозь любую преграду. В действительности – не самое сложное из того, что умеют мун'лейн. Но для разговора с тенями на равных нам на то время, пока поддерживается этот диалог, нужно становиться немного демонами.

Как показала практика, мужчины оказались неспособными контролировать свою демоническую сущность. Демоном быть ОЧЕНЬ приятно! Женщина может вовремя сказать «нет» этой сладости – хоть и ходит всё время по краю, рискуя сорваться. Мужчина же – никогда. Один за другим,
все они стали демонами и были убиты нами. Хотя демон-мун'лейн – это противник почти столь же опасный, как Древние Боги, приползшие к нам из старых мифов. Но Третий – просто ушёл. Я прекрасно понимаю, что он мог один уничтожить нас всех. Ведь, строго говоря, именно он был на самом деле лучшим в проекте. Хоть мужчины и слабы против искушения – из них получались и более могущественные мун'лейн. Нам повезло, что они становились демонами по одному.

И что Третий не стал вступать в схватку.

Он просто взял и ушёл. Кто бы рискнул остановить существо, с которым не справиться не то что пяти - двадцати пяти мун'лейн?

После двух курсов плотных тренировок и сложных, самых разнообразных психологических и физических тестов мы были направлены в Акерус, в расположение Разувия, Торваля и Сиокси. Сиокси занималась только нами, "вежливо" посылая всех остальных в познавательное путешествие. Это был период, когда мы жили среди так называемых рыцарей смерти. Одевались, как они. Сражались, как они. Носили такие же знаки отличия.

Рыцари смерти… Рыцари смерти? Клоуны смерти! История знает только одного рыцаря смерти: первого и единственного. Это Терон Горфинд. Все остальные – жалкие попытки копировать его. Они похожи на Горфинда так же, как гарпии – на дракона.

Да, он был психопатом. Но – великим психопатом. И я восхищаюсь его силой – пусть он и чудовище, погубившее тысячи душ. С другой стороны, меня теперь тоже называют чудовищем. Как и Первую. И Четвёртую, и Восьмую, и Десятую. Нас презирали даже клоуны смерти. Называли "кровососами" – хотя те же ученики Торваля вовсе не гнушались кровавыми обрядами.

Пока мы убивали время в компании клоунов смерти, я встретила по-настоящему живую эльфийку – пленницу этих
головотяпов. Она узнала меня. Оказывается, когда-то мы жили в Дарнасе, на соседних улицах. Какая-то жрица из Храма Луны оставляла ей свою дочку, пока ходила на службу. А я... Я, бывало, случалась у неё в гостях и помогала присматривать за малышкой. Развлекая маленькую эльфочку какой-то милой безделушкой из перьев совы с Тёмных Берегов.

Оказывается, меня в той жизни звали Чандни.

Ещё я слышала, что Восьмой каким-то образом тоже удалось узнать своё имя. Имя - это приятно. Что бы там ни говорили, что вампиры лишены многих эмоций. Это – огромное заблуждение, просто мы лучше умеем их контролировать.

Я – ужас, летящий на крыльях тени. Я – гостья, что приходит ночью без стука. Я – Чандни, мун'лейн!

Узнав своё имя, вспомнив своё прошлое - я почувствовала себя свободной. Недаром говорят: "Тот, кто знает твоё имя – имеет власть над тобой. Забудь собственное имя – станешь никем".

Кличка забыта – больше мои уши не дёрнутся на неё. Я много читаю, чтобы вспомнить всё, что забыла, получив жизнь вампира. И тренирую силу воли: имеено поэтому я и ношу серебряный браслет. Он уже почти не жжётся. А ведь когда-то прикасаться к этому металлу казалось очень болезненным. На яркий свет смотреть всё ещё неприятно –
но терпимо, хотя через час глаза сильно устают и начинают зудеть. Чеснок... И откуда только у вас взялась эта байка? Совершенно обычная еда. Просто очень неприятно воняет - вот и всё.

Что такое для меня Плеть? Мясо. И кости. Сборище недоразумений, недостойных называться Нежитью. Плесень, которую приятно соскабливать с лица земли. Так что в этом смысле я – ваш друг. Хоть и прихожу иногда в гости, чтобы покушать. Не бойтесь – вурдалаками вы не станете, ведь я стараюсь никого из вас не убивать. Просто месяц-другой будете страдать от сильной слабости.

Волк всё ещё не сходит с места, пристально глядя мне прямо в глаза. Я медленно моргаю и киваю ему, уступая тропу.

А он уступает её мне.

Я восхищаюсь этими животными! Эта тропа – твоя, храбрый волк. Мне не нужна твоя территория.

Тени скрывают меня. Мун'лейн идёт на охоту!



В следующем выпуске мы будем много летать: Гаурима уже примеряет лётный комбинезон.
Следите за эфиром!
Ваша троллька Ю. Машанова

3 комментария:

Mikh91 комментирует...

Очень приятно и интересно читать, в закладки)

Анерион комментирует...

Очень здорово!)

Шауми комментирует...

Это хто тут клоун смерти? xD