четверг, 23 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/16

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«История о вере, предательстве и войне»

Автор: Чага Джин

Четыре месяца. Прошло четыре месяца после гибели Короля-лича. Мир содрогнулся от Катаклизма, изменился навсегда. Орда и Альянс даже не успели зализать раны после этой тяжкой войны. Разрушитель побывал везде. Немало пострадал и оплот людей – Штормград. Некогда прекрасные городские врата неузнаваемо изуродованы. Застывшая магма до сих пор пугает жителей Штормграда. Впрочем, кто знает, может, когда Смертокрыл падет – исчезнет и этот шрам?

Собор Света. Именно на шпиль этого строения приземлился Разрушитель. Видимо, Свет защищает свои обители, ведь шпиль совсем не пострадал, дракон даже не оставил на нем своих следов. Именно в этой Обители Света собрались обеспокоенные граждане, когда Смертокрыл пролетел над их головами. До сих пор старики и женщины, дети и взрослые молятся Свету, ищя у него спасения и помощи.

В данный момент Архиепископ Бенедикт говорил свою проповедь и закончил он ее так: «Мы – люди! Мы – те, кто пережил натиск Орды, те кто пережил натиск Плети!

Во время Первой Войны Азеротцы потеряли Штормград, но мы его вернули, во время Третьей Войны мы потеряли Лордерон, но Серебрянный Авангард вернул нам и его! И когда Альянс уничтожит Смертокрыла, Лордерон тоже станет нашим! И будет это очень скоро, уверяю вас, сыны и дочери Альянса! А теперь – давайте помолимся минуту в тишине.»

Всю проповедь люди, да и нелюди тоже, стояли молча, только несколько ребятишек шумели в толпе, но после слов Архиепископа и легкого хлопка по шее от белокурого рыцаря они замолчали. Прошла минута, вторая… Четвертая. Уставший от тяжкого дня архиепископ задремал, а когда его разбудила жрица, паства начала расходиться.

Юный рыцарь в сиющих латных доспехах остался в Соборе Света. Это был тот самый мужчина, заставивший замолчать тех детей. Паладин. Ветеран войны в Нордсколе. Выглядел он молодо (лет на 18), хотя ему было лет сорок. Коротковолосый блондин с щетиной, повидавший множество боев.

-Архиепископ,- низко покланившись, басом поприветствовал паладин,- Не могли бы вы уделить мне время. Видите ли, я хотел бы, чтобы не простили грехи.

-Но, дитя, ведь это могут и другие служители Света. Я сегодня слишком устал,- отказал старик, но паладин оказался чрезвычайно настойчивыми.

-Святой отец, я – паладин. Я сотворил немало зла, сражаясь за Альянс, я лишил детей их матерей и отцов, я бросал друзей по приказу командования. Я хочу молить прощения у Света, чего бы это не стоило,- паладин приклонил колени пред святыми и уставился на пол.

-Встань, ни к чему пачкать свой доспех. Ты воевал с орками, ты не должен просить прощения за убийство демонов, но… Ладно. Идем,- святой отец махнул рукой и повел воителя за собой.

Они поднялись на второй этаж Собора, где располагались покои жрецов и самого архиепископа. Увидев покои Бенедикта, солдат был ошеломлен. Дубовый стол, дорогой диван, множество шкафов. На столе стояла недопитая бутылка вина и стаканчик. Бенедикт указал на диван. Гость послушался и сел. Его взгляд скользнул по таинственному конверту на столе, а на конверте странный значок… Молот. Жутко знакомый молот. Знак Сумеречного Молота. Паладин сглотнул и посмотрел на жреца. Старик быстро убрал конверт со значком и бутылку вина под стол.

-Итак, как тебя зовут, сын мой?- наконец спросил Бенедикт, сев за стол.

-Мое имя – Джером Корстельн. Солдат на службе Альянса. Ветеран…

-Я знаю, что ты Ветеран Война в Нордсколе и даже был на горе Хиджал. Я многое слышал о тебе. Расскажи мне о том задании, где тебе приказали оставить своих друзей одних.

Паладин на мгновенье закрыл глаза и начал:

«Мы были в Драконьем Погосте. Нас отправили на Забытое Взморье наблюдать за действиями Орды. Командование приказало мне вернуться с докладом через пару дней. Командир сказал, что, если на нас нападут, я должен буду сразу же покинуть соратников и отправиться в крепость. Даже, если от меня будет зависить весь бой. Я не мог ослушаться. На нас напали Отрекшиеся, атаковали ночью. Следуя приказу, я умчался прочь, но без меня наши не выдержали их натиск и… И они погибли.»

Все то время, пока Джером рассказывал свою историю, Бенедикт внимательно смотрел на него и не менее внимательно слушал его.

-Что ж. Возможно, командование было не право. Нет, не возможно, а точно было не право. Но Свет сам выбирает кому жить, а кому погибнуть ради других. Это их судьба. Не будь их там, погиб бы ты, а с тобой и вся та информация,- наконец сказал старик,- Свет прощает твой поступок. А теперь, прошу, покинь меня.

-Можно еще вопрос?- повеселев, спросил Корстельн.

-Конечно.

-Что это за значок? Сумеречный Молот?- внимательно смотря на жреца, спроси солдат.

-А. Да. Это знак Сумеречного Молота. Видишь ли, я учавствую в одной операции ШРУ. Секретная информация.

-Спасибо за честный ответ. Я пойду,- низко поклонился и ушел, стараясь выкинуть из голову семя подозрения.

***
Джером жил в Штормграде. В двухэтажном доме зажиточного жителя города. Отец его был богатым торговцем да и женушка паладина была из семьи богатого кузница. Джессика Корстельн (Рэхал) работает в винной лавке дегустатором и продавцом. Корстельны успели обзавестись двумя милыми созданиями – двумя десятилетними мальчишками, проводящими большую часть времени на улице. Джером души не чает в своих мальчиках. Да и по характеру они пошли в отца: любопытный, озорные, но в то же время – жутко серьезные.

-Джесс,- шепнул Джером, тихонько открывая дверь в спальню одной рукой, а другая была у него за спиной,- Джесси, я кое-что тебе принес.

-Мм?- промычала девушка и перевернулась на другой бок,- Дети спят. Ложись уже.

-Пфф, я тебе тут подарок принес, а ты…- он играючи вздохнул, и показал девушке вторую руку в которой,держал серебрянное ожерелье эльфийской работы на цепочке.

-О Свет! Откуда у тебя это?- ахнула она и села, закутавшись в одеяло.

-Ну, я же солдат. Мне тоже ведь платят. Немного, но платят. На, примерь,- паладин передал ей ожерелье и снял с себя рубашку, обножив мускулистый торс. Тем временем девушка примерила ожерелье, которое очень подходило к ее сизым глазам и длинным каштановым прядям.

-Ложись спать. Завтра я тебе приготовлю кое-что вкусненькое, раз уж ты мне подарил такое прелестное ожерелье,- хихикнула Джесс и легла в постель.

-Жду не дождусь,- он поцеловал ее и лег вслед за ней.

***
Прошел месяц. Недавно в Вайш’ир отправилось наемное судно с солдатами капитана Тейлора на борту. Судно потерпело крушение, и было решено отправить на остров еще несколько судов. Джером позволили выбрать – отправляться в Сумеречное Нагорье или на этот таинственный остров. Рыцарь выбрал Вайш’ир, все же, это близко к дому и менее опасно, да и Джесс хотела, чтобы он был недалеко.

Джерома отправили на галеон «Стальная Принцесса». На нем он плавал один раз – когда возвращался из Нордскола в Штормград. Команда была ему знакома. Юнга Рэйми «Конюх» сидел в вороньем гнезде, всматриваясь вдаль. Паладин стоял у борта судна, рядом с ним его командир – Вильям Брейд, друг детства.

-Джером, а ты знал о том, что на борту одного из кораблей плывет сам архиепископ Бенедикт?- продолжая беседу, скорее даже не спросил, а утвердил Вил.

-Бенедикт? Что он забыл в Вайш’ире?- спросил солдат, всматриваясь в темную морскую воду.

-Не знаю. Говорят – секретное задание от короля. Странно все это.

-Да. Странно,- вспомнив старую встречу с архиепископом, пробубнил в ответ Джером.

-Повторить задание? Ах, черт, ты же был в каюте,- попытался сменить тему разговора Брейд.

-А что-то сменилось? Наша задача была встать на якорь у берега и ждать приказов.

-Верно, но мне и тебе, и другим солдатам с «Принцессы» придется высадиться на берег. Нужно захватить один пост в горах и поставить там пушки. Или хотя бы не позволить Орде сделать тоже самое.

-ЗЕМЛЯ! Вижу Землю! Впереди пара судов! Наше и Орды!- кричал Рэйми.

Брейд приказал матросам готовить шлюпки, а солдатам сказал следующее:

-Парни, сейчас мы подплывем ближе и все по шлюпкам! Сразу же на берег и на гору! Чем быстрее убьем орков, тем быстрее вернемся на судно, а может и к нашим женам! Не подведите меня, парни!

Рев толпы поддержал его. Солдаты заняли позиции. Судно подплыло ближе. Шлюпки спустились и быстро преодолели расстояние до берега. С боевым кличем солдаты понеслись к пункту назначения. Орков не видно. Джером шел сзади с Брейдом. Впереди слышались выстрелы ружей. Гоблинские стрелки отстреливали бойцов Альянса.

-Джером, идем в обход! Быстрее,- приказал командир и свернул за холм,- Нападем на орков сзади.

К удивлению Джерома, маневр сработал. С северной стороны орки были плохо защищены. Пара рубак быстро пала под натиском людей.

-За Альянс! За Ринна! За Свет!- кричал Брейд, убивая то одного, то другого орка.

Это была кровавая схватка. Потерь было немало с обеих сторон. Брейд был сильно ранен, еще двое тоже. Кажется, лишь Корстельн и пара других солдат отделались лишь маленькими царапинками. Не помня как, Корстельн очутился на другом конце острова у каких-то старых эльфийских руин. Он сел перевести дух у разрушенного мраморного столба.

Паладин снял шлем и прилип губами к фляге с водой. После схватки было сложно перевести дух, требовалось полчаса просто сидеть, если не больше. И вдруг рыцарь услышал шаги. Он повернулся в сторону шагов и сглотнул. Это шел сам Бенедикт. Правда, он носил не белые одеяния, в которых его можно было увидеть в Соборе Света, а черные с таинственными узорами в виде теневого пламени. В руках он держал посох из черной стали, а набалдашник выглядел, словно пылающая пурпурным пламенем звезда. Рядом со стариком шествовало двое в длинных фиолетовых килтах. Торс их был обнажен, а на поясе висели молоты. Это были орк и дворф.

«Сумеречный Молот»,- пронеслось в голове рыцаря. Неужели Бенедикт и вправду был одним из Молота? Или все это план ШРУ? Джерому оставалось лишь наблюдать. Спустя пару минут, с другой стороны руин приполз десяток наг. Во главе их был нага в черном кольчужном нагрудник и глефой в руках.

Было видно, что Бенедикт и нага о чем-то разговаривали, но о чем он никак не мог расслышать. Лишь в его голове один и тот же таинственный голос повторял: «Уходи отсюда. Уходи пока можешь». А может это лишь воображение? Джером не знал ответа и не хотел его узнавать. Не сейчас.

Бенедикт, наконец, поклонился наге, а те отвратительные чешуйчатые твари скрылись в руинах. Орк шепнул ему что-то на ухо. Старый жрец медленно зашагал в сторону паладина. Рыцарь прижался к холодному мрамору всем телом и закрыл глаза.

-Думаешь, тебя не видно?- раздался шипящий голос. А потом мужчину начала что-то жечь изнутри.

-Открой глазки,- продолжал голос,- Открой…

Боль усилилась, что-то разрывало Джерома, как будто бы что-то вырывает сердце из его груди. Он открыл глаза и увидел перед собой мужчину в тёмном одеянии и капюшоне. Нижняя половина лица была сокрыта под огромной железной пластиной, вживленной прямо в череп человека.

-Молодец, слушай папочку. А теперь наслаждайся болью,- прошипел незнакомец, вытянувшись вперед.

-К-кто… Убббей меня… изверг,- судорожно глотая воздух, молил паладин.

-Твои дружки не пощадили меня, делая со мной это,- мужчина постучал когтем по "наморднику",- А они были из Альянса. Я вымещу мой гнев и боль на тебе, червяк.

-Не в этот раз,- хладно сказал Бенедикт, подходя к Джерому. Изверг отпрянул,- Как жаль, что ты, Джером, выбрал сторону Альянса. Я надеялся, что ты увидишь, Как этот мирперерождается… Я подарю тебе быструю смерть.

Старик взял кинжал у "пса в наморднике" и вонзил его прямо в грудь солдата. Удивительно, но кинжал прошел сквозь латы, как сквозь масло. Джером протянул руку вперед и закрыл глаза. Удар пробил кости и вонзился прямо в сердце, навсегда остановив его.

***
Прошла пара недель после смерти Джерома. Раннее утро. Командир Блейд вернулся в город. В данный момент он стучит в дверь дома Джерома. Джесс открыла ему дверь, зевнув. Она молча уставилась на знак различия, который ей передал Блейд.

-Соболезную. Церемония погребения будет сегодня после трех дня,- сказал вояка и повернулся, готовясь уходить.

-Церемония?- сквозь слезы спросила девушка.

-Да, архиепископ Бенедикт все подготовил для этого.

-С-сам архиепископ?- с дрожью в голосе переспросила Джесс.

-Да, сам архиепископ. Прости, я должен уйти. Увидимся на похоронах,- нежно хлопнув по плечу, распрощался солдат и скрылся в переулках.

***
Колокол Собора пробил три раза, ознаменовав, что время похорон пришло. На кладбище было много народу, кто-то со слезами на глазах сидел у могил, а кто-то из зевак наблюдал за архиепископом Бенедиктом, подготавливающимся к церемонии.

-Джессика Корстельн?- архиепископ подошел к ней и шепнул ей на ухо.

-Да, милорд,- чуть растерявшись, ответила дева и неуклюже сделала реверанс.

-Я лишь хотел сказать, что соболезную о Вашей утрате. Джером был настоящим мужчиной. Я уважал его силу, мудрость, находчивость. Хороший был парень. Если вы хотите о чем-то поговорить – давайте обсудим это перед церемонией.

-Кто убил моего мужа и оставил его детей без отца? Какое чудовище сделало это?- с ноткой ярости в голосе, спросила Джесс.

-Я не знаю, но скорее всего Орда. Быть может наги. Видите ли, его убили с помощью магии. Но это не важно. Давайте приступим к похоронам, дитя мое,- и он развернулся, возвращаясь к гробу из темного дерева, украшенного мастерской резьбой.

Вернуться к списку рассказов...

4 комментария:

Няшель комментирует...

Пробелы и запятые не для нас!

А вообще неплохо, очень неплохо.

По поводу Смертокрыла (а я почему-то уверена, что именно его описали "мужчиной с пластиной") - так это же не Альянс сделал пластину. И не во вред ему гоблины заковали чёрного дракона, а чтобы вся мощь Дезвинга не разорвала его на части в буквальном смысле О_о

Чага комментирует...

Мужчина в пластине был ни в коем случае не Смертокрыл. Просто какой-то культист.

А насчет запятых и пробелов - Ворд дурил и писал я вечером, да.

Няшель комментирует...

Тогда это решает и пару других вопросов, спасибо :)

Элийра комментирует...

Фу, а мы все думали, что Десси это *( какое разочарование! А вообще рассказ хорош, да.