суббота, 25 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/21

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«Ночные истории»

Автор: Никотинум, Пиратская Бухта

Моррану не везло с самого рождения. У него был очень странный недуг: у него не росли волосы. Вообще. Вы спросите, что в этом страшного? Казалось бы, ничего особенного, но Морран был дворфом. И его болезнь означала, что он никогда не сможет носить роскошную бороду. С детства окружающие странно озирались на него; сверстники не упускали возможности подразнить, взрослые обращались к нему с какой-то наигранной жалостью. Впрочем, это было
лишь полбеды. Когда Морран подрос, он понял, что ему не нравится работать со сталью. Он не упускал возможности покинуть душные подземелья Стальгорна, любовался небом и мечтал когда-нибудь отправиться в далёкое путешествие. И, что еще страшнее (храни нас Аман-Тул), Морран не любил пиво. Даже от одного вида божественного дворфийского напитка на его сияющем лысиной лице появлялась гримаса отвращения.

Мечты о большом путешествии вскоре сбылись, хотя вряд ли это можно назвать радостным событием. После того, как он в бесчисленный раз сбежал из кузни, чтобы прогуляться по лесам Дун Морога, и пропал на три дня, родители Моррана, утомленные его бунтарской натурой и неодобрением окружающих, выставили его за порог. Фактически это означало, что его жизнь в столице дворфов закончилась.

Несмотря на суровость расставания, родители всё же оставили ему кое-какие припасы и деньги, достаточные для долгого путешествия. В поисках пристанища он пришел к горным пехотинцам Лок Модана. После того, как там объявились культисты Сумеречного Молота, им всегда требовались люди. Действительно, Моррана без вопросов приняли. Однако он не продержался там долго. Патрулирование было слишком скучным занятием, да и окружающие всё же косились и на его лысину, и на отказы выпить пивка после трудного дня. Через месяц тихой ночью он ушел из Лок Модана. Вряд ли кто-то заметил потерю.

Морран отправился дальше, во Внутренние Земли, к Заоблачному Пику. Тамошние сородичи летали на грифонах. Он думал, что стоит попытаться стать наездником. Летать в небесах - разве не об этом он мечтал с самого детства? Еще на подходе он заметил несколько всадников. Морран любовался величественными грифонами и думал, что наконец нашел своё пристанище и занятие по душе. Однако начальник дружины Заоблачного Пика был более серьезен, чем его собрат из Лок Модана. Для вступления в клан Громового Молота требовалось ответить на множество вопросов. От вполне очевидных о том, что привело сюда Моррана из самого Стальгорна, ну и, конечно же, про лысину, до абсолютно нелогичных, вроде любимого цвета носков. Суровый дружинник выслушивал ответы то одобрительно кивая, то хмуро покачивая головой. Наконец, Моррану было предложено пожить в Заоблачном Пике некоторое время. Конечно же, чтобы отметить это событие, был подан бочонок добротной дворфийской медовухи. И тут лысый дворф совершил непростительную ошибку. Он брезгливо поморщился и отодвинул от себя кружку. Начальник дружины побагровел и велел Моррану выметаться. Лысину еще можно понять, но это.. Это же не дворф какой-то, а не иначе, как шпион Сумеречного Молота. Так Морран и ушел. Детская мечта стала теперь совсем недосягаемой.

Проведя еще несколько месяцев в скитаниях, он обнаружил заброшенную ферму на побережье Низины Арати. Никаких признаков хозяев не обнаружилось, поэтому Морран решил обустроиться там. Чтобы выжить, он занялся единственной, пожалуй, работой, которая была ему не противна - резьбой по дереву. У него неплохо получалось вырезать посуду и разнообразные фигурки, статуэтки и даже большие статуи, на любой вкус. Он обменивал их проезжающим торговцам на провизию и золото. Говорят, его изделия стали пользоваться большим успехом на рынках в столицах как Орды, так и Альянса.

Так он и зажил. Приторговывал, держал небольшой огородик. Недостаток общения восполнял книгами. О, он много читал. Приезжавшие к нему купцы знали о его страсти к чтению, и за новую книжицу получали от него гораздо больше, чем получили бы за потраченное на неё золото. Но ему было всё равно. Чтение помогало ему скоротать долгие дни, месяцы и годы одиночества. Впрочем, Морран с ним уже свыкся.

Однажды поздним вечером, когда дворф уже собирался в постель, раздался тихий стук в дверь. Морран открыл и застыл на месте. За порогом стояла неземной красоты эльфийка крови. Стройная фигура и контуры лица напоминали о фарфоровых изваяниях древних мастеров, длинные прямые волосы цвета воронова крыла спадали по плечам, зеленые глаза поблескивали в свете свечей. Дворф стоял, изумленно раскрыв рот, пока её мелодичный голос не вернул его к реальности.

- Найдется ли в этом доме вино, хлеб и кров для уставшей путницы? - загадочная гостья кинула Моррану звонкий мешочек, всем своим видом показывая, что отказ не принимается.

- Мне..эээ... Я... С удовольствием предложу всё, что имею, но боюсь, что такой величественной даме может не понравиться моё скромное жилище...

- Перестань, добрый дворф. Тебе стоит меньше судить о других только по их виду. Так я могу войти?

- Да, да.. конечно.

И она вошла. Он налил ей вина (один путник поменял бочонок на пару резных фигурок), а себе - виноградного сока Поставил на стол скромные остатки ужина и сел напротив неё. Эльфийка отхлебнула из чаши и окинула дворфа оценивающим взглядом.

- Знаешь, дворф-отшельник, да еще и.. прости.. лысый - усмехнулась эльфийка - редкое зрелище в этих землях. Я бы даже сказала, что никогда раньше такого не встречала. Может быть, расскажешь о себе?

Морран вздохнул.

- Вряд ли моя история будет тебе интересна, странница. Я - всего лишь изгой, а ты явно из знатного рода...

- О, я, кажется, советовала тебе меньше судить других по их внешности. Давай, расскажи мне всё.

Эльфийка, как показалось дворфу, проявляла неподдельный интерес, и он начал рассказ. С удивительной легкостью на душе Моран поведал гостье о своей жизни в Стальгорне. Он был поражён, насколько легко лилась его речь: обычно даже вспоминать о прошлом было довольно болезненно. А еще дворф понял, что ему давно не хватало благодарного слушателя. Когда он дошел до того момента, когда вышел из ворот Стальгорна в поисах нового пристанища, эльфийка прервала его жестом. Она выглядела глубоко задумавшейся.

- Думаю, на сегодня хватит, добрый дворф.

- "На сегодня"? Ты.. хочешь провести здесь еще какое-то время? - с легким оттенком надежды в голосе сказал отшельник.

- Всё может быть - гостья подмигнула; - знаешь, ты меня очень заинтересовал. Я ведь тоже.. не слушалась папочку и сбежала из семьи. Впрочем, папочку мало кто любит. Я бы даже сказала, пол-мира его просто ненавидит. До меня недавно дошли слухи, что мой братец завёл какие-то темные дела с головорезами из Черного Ворона, чтобы насолить папаше...

- И всё же, кто ты такая?

- Ох.. не сегодня, мой милый дворф. Не сегодня.

- Могу я узнать хотя бы твоё имя, странница?

- Агата. Зови меня Агата. А теперь я бы хотела немного поспать. В твоём обиталище найдется лишняя койка?

Морран предложил ей свою кровать, а сам соорудил себе постель на полу в гостиной. Они пожелали друг другу приятных снов и разошлись по комнатам. Когда дворф проснулся, дверь в спальню была открыта, а постель аккуратно заправлена. Никаких следов ночной гостьи не наблюдалось. С тяжёлым сердцем он заглянул на кухню: эльфийки не было и там. Отшельник выбежал из дома, судорожно осмотрелся по сторонам, упал на колени, возвел глаза к так любимым им небесам и впервые за очень долгое время заплакал.

Весь оставшийся день Морран не находил себе места. Он просто бесцельно ходил из угла в угол или сидел, выжидающе уставившись на дверь. Нет, гостья ушла навсегда... А может, её и не существовало вовсе? Может быть, это всего лишь сон или больная фантазия? Мешочек звонких монет на столе говорил об обратном.

Впрочем, странно было на что-то надеяться. Даже одна встреча с такой чудесной девушкой, как Агата, была для отшельника благословением свыше. Глупо требовать от так истрепавшей его жизни большего. Когда Морран свыкся с этой мыслью, раздался тихий стук. Ох, на этот раз - точно иллюзия. Постучали еще раз, уже настойчивей. Дрожащими руками отшельник открыл дверь. Его словно пронзила молния: у порога стояла Агата. всё такая же прекрасная и загадочная.

- Здравствуй, мой милый дворф. Прости, что ушла так внезапно. Ты же не против, если я составлю тебе компанию еще на один.. или не один... вечер?

Морран снова разрыдался. Гостья неожиданно протянула к нему руки и обняла. Она поглаживала его лысую голову, успокаивала, извинялась... Наконец хозяин дома немного успокоился.

- Прости.. Ты.. Ты ни в чем не виновата, просто.. я...

- Всё же мне следовало немного подумать утром. Больше такого не повторится, честно. Пойдем.

И они опять сели за стол. Морран с упоением рассказывал Агате о своих похождениях после ухода из Стальгорна, а она ему - о своих путешествиях и местах, в которых побывала: о Лунной Поляне - обители друидов, о цитадели Повелителя Огня на горе Хиджал, о забавной гоночной барже в Тысяче Игл.. Вдоволь наговорившись, они разошлись по постелям. На следующее утро Агата снова исчезла, но на этот раз на столе стоял еще один мешочек с монетами, и под ним лежала короткая записка. Эльфийка обещала вернуться. И она действительно снова пришла.

Так проходил день за днём. Каждый вечер они гуляли под луной, или любовались прибоем, сидя на берегу, или просто сидели за столом при свечах. И говорили, говорили... Когда у Моррана кончились истории о себе, он начал пересказывать ставшей уже такой родной эльфийке сюжеты книг, которые читал. У Агаты же запас рассказов казался неиссякаемым: она побывала, кажется во всех уголках мира, и даже за Тёмным Порталом. Ледяная цитадель Короля-Лича и Награнд с летающими в небе островами, холодные Зимние ключи и знойная пустыня Танарис, буйные джунгли Тернистой Долины и разрываемая скверной Долина Призрачной Луны.. Всё это смешалось в удивительных историях о приключениях такой молодой на вид, но так много пережившей эльфийки.

Однажды дворф подарил Агате кулон с изящно вырезанной деревянной розой собственной работы. Она выглядела обрадованной, но на следующий день Морран с огорчением заметил, что на шее гостьи ничего нет. Он не сказал ни слова, но это вновь напомнило ему о не дававшей покоя мысли. И он наконец решился задать вопрос

- Послушай, Агата.. Ты так много говоришь о своих странствиях, но я ни разу не слышал от тебя что-то о твоей семье, твоём народе, твоём происхождении...

Эльфийка пристально взглянула ему в глаза.

- Ты точно хочешь это знать?

- Да, конечно, мне интересно

- Ты обещаешь, что не испугаешься, и мы сможем проводить время вместе и дальше?

- Посмотри на меня. По-твоему, чья-то жизнь может показаться мне страшнее моей собственной?

- Тогда.. ладно. Приходи завтра после заката на поляну в лесу за горой. Ты знаешь, какую я имею в виду. Пообещай мне, что придешь. И что не испугаешься.

- Да что с тобой? Конечно, я приду.

- Пообещай!

- Да, да, обещаю... любимая.

Последнее слово сорвалось с его языка совершенно неожиданно даже для него самого. Ничего не сказав, Агата подскочила, выбежала из дома и скрылась в ночи.

- Завтра.. После заката.. Поляна.. - прокричал Морран ей вслед.

Весь следующий день дворф провел в томительном ожидании. Он смотрел на солнце, выжидая, пока оно начнет садиться. Он не мог думать ни о чем, кроме вчерашнего разговора. Придет ли она? Что он увидит? Действительно ли не дрогнет от увиденного? Наконец наступил вечер, и Морран, отбросив сомнения, отправился к месту назначенной встречи.

Уже стемнело. Дворф торопливо шагал по лесной тропинке, пока наконец между деревьями не забрезжил просвет. Выйдя на открытое место, он застыл как вкопанный. На залитой лунным светом поляне сидел дракон. Прекрасный, величественный черный дракон. Морран облокотился на ствол ближайшего дерева и медленно осел.

- Что ж, славный конец для моей никчемной жизни - усмехнулся он.

Дракон подошел к нему и склонил чешуйчатую голову. Клыкастая пасть оказалась прямо перед глазами напуганного дворфа. Зверь словно укоризненно покачал головой, и тут Морран заметил на его шее деревянную розу, висящую на цепочке, куда большей, чем он подарил Агате. Дворф протер глаза и посмотрел еще раз. Да, это был кулон его работы. Вернув себе толику самообладания, дворф разглядел на спине дракона (или, верней, драконицы) седло. Увидев перемену в его лице, она издала утробный звук, похожий на хохот, а затем наклонилась пониже. Всё еще не очень понимая происходящее, Морран забрался на спину драконицы, и устроился в седле. Черная рептилия взмыла в воздух, унося дворфа в так давно желанный полёт...

Вернуться к списку рассказов...

3 комментария:

Гигамэн комментирует...

Cамый трагичный момент это второепришествие эльфийки, чёт менеаж грустно стало, рассказ понравился

NataLis комментирует...

Ага. Я тоже поначалу загрустила. Немудрено, ведь фермочку-то дварф обустроил в аккурат в Низине Арати (любой пытливый читатель знает, что это передовая. Поле боя). Это мне подтвердил даже вовхед. И вот, когда эльфийка крови постучала к дварфу, мне стало грустно... Далеко ведь не в каждой истории, орда приходит к альянсовцу чаи гонять. Дальше спойлерить не буду :)

Den комментирует...

+++++