воскресенье, 26 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/22

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«Маленький подвиг»

Автор: Вессел (Дракономор)

- Ложись! – гаркнул Фредерик, швырнув в дверь какой-то странное дребезжащее устройство, врученное ему гоблином.

Расторопный солдат – умный солдат, а, значит, и живой. Не раздумывая, я шлепнулся в снег, перемешанный сапогами с грязью. Громыхнуло знатно. В ушах еще звенело, когда голос командира пробился к оглушенному мозгу, приказывая не валяться как фифы на диване, а возобновить штурм. Поднявшись, я взглянул на то место, где раньше была дверь. Ее как ветром сдуло, сорвало с петель взрывом и разметало щепками по коридору. Теперь проход в левое крыло храма Драконьего Покоя был открыт.

- На ноги, задохлики! – подгонял нас ободряющими словами Фредерик. – Или вы собрались жить вечно? Вперед, вперед!

Никто не собирался жить вечно, но просто пожить ой как хотелось! Однако все понимали, что они, да как и я, - мясо. Наша цель была проста до безобразия – всего-то расчистить путь ветеранам к центру храма. Они должны были прорываться через главную галерею, а чтобы их по дороге не отвлекали, мы должны были зачистить прилегающие помещения. Но легче сказать, чем сделать. Сталь и отвага могут творить чудеса, но против такого врага…

Из нашего отряда остались только четверо: я, Фредерик, обладатель роскошных, длиннющих усов и командир по совместительству, Санталар, ночной эльф мечник, причем отменный, и Артур, совсем еще пацан, который точно в рубашке родился, раз дожил до этого момента. А ведь в начале штурма солдат насчитывалось почти три дюжины, это не считая пары магов и еще кого-то, толи друида, толи шамана, я не вдавался в подробности. По пути до стен храма из тридцати восьми осталось четверо… Хорошо идем! Другие отряды и этим похвастаться не могли – у щупалец широкий размах.

Скажи кто раньше, ведь не поверил бы! Мы даже объединились с огрызками Ордынской ватаги! Их, правда, тоже изрядно потрепали. Сколько там этих рож было вначале, я не знаю, но к моменту, когда нам пришлось пробиваться спина к спине, добрались лишь трое. Таурен лучник, храни его… ну, в кого он там верит, который дважды успел спасти мне шкуру, сняв парочку особо прытких культистов своими стрелами, больше напоминающими легкие копья. Кровавая с усталым, перемазанным сажей лицом оказалась волшебницей, что не могло не радовать, - с магической поддержкой наши шансы прожить еще минут десять-пятнадцать возросли многократно. Третьим был тот самый гоблин-подрывник, чья бомба пару мгновений назад взорвала дверь.

- Веселее, смертники! – продолжал воодушевлять нас капитан.

Действительно, медлить было нельзя. Вскочив на ноги и перехватив поудобней меч, я зачем-то победно заорал и бросился в пустой дверной проем. Совсем рядом с головой вжикнула стрела рогатого лучника, нашедшая свою цель где-то в коридоре, что можно было понять по чьему-то предсмертному хрипу. Фредерик и Санталар присоединились к прорыву, и мы втроем влетели внутрь. Сразу за нами шли “красные”, а Артур замыкал отряд.

Как же я хотел увидеть пустой коридор, но мечтам не суждено было сбыться. Путь нам преградили четверо вооруженных культистов, пятый со стрелой в груди валялся на полу. Мой щит остался где-то там позади, покореженный, он уже никуда не годился, хорошо хоть меч не пострадал.

Звонко воскликнула сталь, встретившая сталь, возвещая начало нового боя. Гаденыш с полуторником оказался неприлично быстрым, я еле успел парировать его выпад. Ответная атака была сведена на нет веерной защитой, не дававшей шанса подойти ближе. Этот черт смеялся как ненормальный, еще больше раздражая меня. “И какого беса Ордынцы медлят?!” – зло подумал я. Стоило мысли утихнуть, как сзади прозвучал необычно твердый и решительный для девушки голос:

- В стороны!

Командир сказал – они наши друзья… пока. А игнорировать просьбы друзей – дурной тон. Отмахнувшись мечом, я бросил тело назад и вбок. Уже в падении мне удалось увидеть эльфийку, выставившую вперед ладони, из которых вырывался поток жгучего пламени! Туго пришлось фанатикам-безумцам, их просто смело раскаленным потоком! Когда заклинание иссякло, путь вперед оказался свободен. Фредерик с опаленными усами улыбался до ушей.

***
Если все идет хорошо, значит, совсем скоро случится нечто ужасное. Оно и случилось. Пробежав по коридору всего с десяток метров, мы очутились в круглой комнате, откуда уходили еще несколько ходов. Капитан уже хотел приказать осмотреться, но высыпавшие из другого коридора враги не дали времени очухаться. Они ударили нам почти в спину. Артур вновь не сплоховал, предостерегающе крикнув и встретив врага. Юнец все верно расценил, сместившись в сторону, чтобы прикрыть волшебницу. Только вот бедняга гоблин оказался как посреди голого поля. Он даже попытался отмахнуться кинжалом, но фехтовать у него выходило куда хуже, чем изготавливать взрывчатку. Прямой тычок копья одного из культистов продырявил подрывника насквозь. Вот и наша первая потеря в стенах храма. И не особо верится, что последняя.

Мы трое бросились на помощь. Перед тем как наши клинки скрестились с вражескими, таурен успел подстрелить того самого ненормального, вооруженного копьем. Как здорово он придумал это сделать! Среди нас были только мечники, следовательно, против копья в тесноте особо не навоюешь. Меня и Фредерика опередил Санталар, метнувшийся к ближайшему культисту и стремительным, почти танцевальным движением направил меч ему в живот. Сталь нашла плоть, еще на песчинку облегчив работу тем, кто пойдет по главной галерее.

На этот раз мой противник молчал. Вообще казалось, что вместо лица у него маска. Сражался он так себе, но его сила, скорость и реакция вызывали жгучую зависть. Я опять застрял в паутине стальных росчерков, которую мы плели, стремясь поймать в нее жизнь другого.

- Капитан, слева! – раздался звонкий голос Артура.

Жаль, что Фредерик не успел воспользоваться советом. Когда я выгадал мгновение, чтобы бросить взгляд в ту сторону, то увидел нашего усача, оседающего на пол с колотой раной в боку. Впрочем, чуть раньше, чуть позже… Вот и второй мертвец.

Все же глазеть по сторонам, когда перед тобой как блоха скачет сумасшедший, желающий тебя же проткнуть, - прямой путь в могилу. Стоило мне вернуть взгляд на противника, как увидел весьма неприятную картину: прямо в лицо мне неслось острие меча. Первая мысль была “допрыгался, третий”, но ее резко сменила другая “ай да ушастая!” Культист споткнулся, и его удар превратился в падение. Виной тому стали примороженные к полу ноги. Слышал я про этот магический фокус! Без капли сожаления мой меч опустился на шею упавшего врага, отделив ее от тела.

***
В это трудно было поверить, но мы справились. Опять смогли выгадать время, чтобы эльфийка сотворила еще одно заклинание, разметавшее оставшихся культистов. Вот только рогатый лучник не дожил до конца, успев перед смертью от какой-то магической дряни, запущенной в него, воткнуть свой лук в убийцу.

Не иначе как чудом, нам удалось пробраться внутрь и даже остаться в живых дольше, чем на минуту. Фредерик был мертв, но и так каждый знал, что надо делать. Следовало пробиваться дальше, к главной галерее. Уже уходя с места боя, я успел заглянуть в лицо волшебницы. Та была бледна как смерть, а тело била мелкая дрожь. Вот ведь! Да она, как и Артур, еще совсем молода! Какой там пересчет лет с человеческих на эльфийские? А, пустое! Я бы ей дал двенадцать-тринадцать человеческих. Нет, не по внешнему виду, а по взгляду. С возрастом эта искорка куда-то пропадает, к сожалению, навсегда. Война перемалывала всех без разбора.

Мы успели пробежать еще одну круглую комнату, так и не встретив больше захватчиков, а вот в следующей нас поджидал очередной сюрприз. Артур, разгоряченный боем и жаждущий отомстить за смерть командира, вырвался вперед. Ну кому нужно было это геройство? Он только и успел звонко вскрикнуть, когда на него рывком бросился огромный силуэт. Тварь, похоже, двигалась нам наперерез, выскочив в комнату почти одновременно с Артуром.

Лапа, оканчивающаяся отвратительными щупальцами, впечатала парнишку в стену, да так сильно, что раздался хруст костей и скрежет сминаемой брони. Мертв. После такого не выживают, сколько не колдуй. Смятое тело мешком упало на каменный пол. Только тогда я смог разглядеть убийцу, но произнести вслух его имя духу не хватило. Это сделал Санталар:

- Безликий!

Вот ведь надо было так вляпаться! Нет, я понимал, что скоро умру, но когда выяснилось, что мою жизнь может оборвать такая вот тварь… На душе тут же стало погано.

- Выиграйте мне время! – дрожащим голосом воскликнула эльфийка.

Если безликий не убьет, то она сама себя угробит. Кожа бледная что мел, сама вон о стену опирается, но ведь колдует! Колдует, чтоб ее! Нам же оставалось только занять чем-нибудь эту зверюгу. Саланар нашел самый простой, действенный и опасный способ – подскочил к безликому, юркнул под лапищу, старавшуюся ухватить изворотливого эльфа, и рубанул, что было сил, по боку твари. Если этому и было больно, то виду оно не подало.

Пока калдорай пытался не повторить незавидную судьбу Артура, настал мой черед бросить кости. Выпало, я бы сказал, четыре и два. Не так плохо, но и хорошего мало. Подобравшись сзади, мне представился выбор, куда бы рубануть так, чтоб побольней. Удар наотмашь ставил глубокий порез на спине безликого, перекрестив позвоночник. Я своими ушами слышал, как металл заскрежетал по кости! Это было четыре.

Раненная тварь развернулась. Слишком быстро для создания из плоти и крови! Его рука-щупальце хлестнула меня по груди, но чувство было, будто саданули молотом. Недовольно шипя, легкие исторгли содержимое наружу, а я, пролетев несколько метров, приложился об стену и сполз вниз. Хватая ртом воздух, мне все же удалось восстановить дыхание. Сознание также осталось при мне, а, значит, надо было подниматься.

Безликий оказался куда сообразительней всех ранее встреченных врагов. Похоже, он чуял творящееся рядом заклинание. Эльфийка старалась изо всех сил, но желаемого потока пламени, или еще чего подобного, так и не появлялось. Бедняжка слишком ослабла, ей пришлось тратить много времени на колдунство, а вот времени-то у нас не было совсем. Наплевав на атаки Саланара, тварь развернулась к волшебнице и бросилась на нее.

Бестолочь ушастая! Ну чего ты ждала? Вместо того, чтобы бежать, кровавая продолжила попытки создать поток пламени, стоя с выставленными вперед ладонями.

- Уходи! – крикнул я ей, но было поздно.

Щупальца-пальцы схватили и оплели ее, словно змеи, начав сдавливать хрупкое тело. С добычей в руках безликий развернулся к калдораю, пытаясь достать его свободной “рукой”. Эльфийка… хрипела в объятьях древней твари. Я же, как мог, старался перебороть дурноту и бросится на помощь. Мне удалось встать, поднять меч и пробежать около метра, когда раздался отвратительный хруст ломаемых ребер. Не успел. Последний хрип эльфийки крови сопровождался потоком этой самой крови изо рта. Алая жидкость окропила безликого, а тот будто бы обрадовался этому.

***
Мне не сразу удалось понять, что реальность вокруг начала меняться. Вот бегу на монстра, занеся меч для удара, как вдруг… стою на пороге своего дома. Головой я понимал, что это невозможно, но сердце не желало отвергать морок. Сколько уже мои глаза не видели дома? Год? Два? Больше?

Входная дверь оказалась заперта. Я несильно постучался, чтобы не разбудить малютку Джеси, которая должна была сейчас спать в колыбели. Ей ведь исполнился всего годик, когда армия забрала меня. Никто не открыл, но изнутри отчетливо слышалось, как что-то аппетитно булькает в кастрюле, стоящей на плите.

- Папа? – раздался девичий голос, от которого мое сердце сжалось.

Обернулся. На лужайке перед домом стояла девочка лет шести с лукошком в руках. Джеси! Я узнал бы ее даже старушкой! Это же моя плоть и кровь! Свет Великий, как она была красива, моя любимая дочка! Но… как? Как такое могло быть? Хотелось сорвать пелену обмана, очнутся, но морок держал крепко.

Неожиданно пришло осознание, что я стою в перепачканной кровью броне с поднятым мечом. Джеси, должно быть, испугалась, хоть и узнала. Она назвала меня папой. На глазах навернулись недостойные воина, но достойные отца слезы. Рука с оружием опустилась, и я медленно пошел навстречу дочери, которая также осторожно направилась ко мне.

Голова все же смогла убедить сердце, что все происходящее - ложь. Иллюзия дала трещину, обнажив истинный вид вещей. Джеси вдруг пошла пузырями, вздулась, будто внутри у нее разом начали расти десятки гигантских гнойников. Она стремительно начала увеличиваться в размере, пока кожа не лопнула и не слетела лоскутами. Под маской маленькой девочки скрывалось совсем другое лицо, точнее, никакого лица не было.

***
От морока не осталось и следа, а я еле успел отмахнуться мечом от несущегося на меня безликого. Чертов выродок решил посягнуть на самое святое, что было в моей жизни! “Это мы еще посмотрим, кто на чьей могиле спляшет!” – крикнул я в сердцах, перейдя от обороны к атаке.

Кажется, я орал как ненормальный, но, расцелуй меня орк, из этого вышел толк! На руках чудовища добавилось порезов, оно начало отступать назад. К нападению подключился ушастый. Похоже, эльф тоже ощутил на себе страшный дар безликого.

- Он пытается пробраться к нам в головы! Свести с ума! – предупредил Саланар.

А я-то думал! Ну надо же! Впрочем, повоюй пару годков бок о бок с калдораем, поймешь, что тех водой из лунного колодца не пои, дай поумничать, даже в очевидных вещах.

- Нельзя верить своим глазам! – добавил эльф, после чего мне захотелось его ударить.

- Да понял я уже! – вырвалось у меня.

Секундный успех мало чего дал. Весь израненный, безликий и не думал истекать кровью, и тем более помирать. Вместо этого он подался чуть назад, а затем сиганул вперед, загребая лапами и силясь сбить нас с ног. Саланар без проблем ушел от атаки, я же чуть замешкался, но, слава Свету, тоже успел отскочить.

***
Вот вокруг были каменные стены храма Драконьего Покоя, как все вновь поменялось. Опять родные края. Опять эти грязные штучки безликого! Теперь все было совсем иначе, чем в прошлом видении. Ферму опоясывала стена огня, вздымающаяся на сотни метров вверх. Дом из опрятного превратился в ветхий, кладка его местами обвалилась. С отвращением я понял, что под слоем кирпича была стена из гнилой плоти, видневшаяся сквозь образовавшиеся прорехи. Липкое, противное чувство начало заползать мне в затылок, как бы разум не старался убедить, что все это обман. Тяжело в такое поверить, когда вместо яблоневого сада видишь изуродованные, узловатые костяки погибших деревьев, на ветвях которых развешаны внутренности твоих близких! Не спрашивайте, как я узнал, что это так. Просто знал.

Слева донесся крик о помощи. Сколько себя помню, в той стороне всегда стоял амбар. Сейчас же он пылал ярким пламенем, а вход в него кто-то запер на засов, причем снаружи. Кричали изнутри, и, похоже, голос принадлежал Саланару! Повинуясь нахлынувшим эмоциям, я бросился на помощь. Казалось бы зачем, если это все обман? Кто ж теперь ответит… Что произошло, того уже не изменишь.

Ворота амбара еще не занялись огнем, поэтому мне без проблем удалось сбросить тяжелый засов и открыть их. Внутри стоял калдорай, точно такой же, как тот, в реальности. Но дважды меня на один трюк не проведешь! Саланар радостно улыбался и уже хотел поблагодарить, но лицо его перекосила гримаса, когда мой меч вонзился в его живот.

- Сдохни, тварь! – гаркнул я.

***
Морок начал стремительно таять во второй раз, меняя обман на жестокую правду.

И кто остался в дураках?! Кто?! Безликий, преклонив колено, замер в нескольких метрах от нас. Должно быть, поддерживал иллюзию, в которую мы с Саланаром угодили.

Мне захотелось закричать, заплакать, убить себя, лишь бы не вдеть, что я наделал. Прямо мне в глаза смотрел умирающий ночной эльф, из живота которого торчал мой меч. Я действительно убил его! Морок оказался ложью не до конца! Как описать мои чувства тогда? Это сложно. Среди эмоций, захвативших меня тогда, я выдернул одну, возведя ее во главу угла, - гнев.

С хлюпающим звуком меч покинул тело Саланара, позволив тому свалиться на пол. Я развернулся к безликому, но стоило сделать шаг навстречу, как мир опять начал меняться. Да ему понравилось играться со мной! Ему, чудовищу, за душой которого не было ничего святого!

- Что, хочешь поиграть? Ну, давай поиграем! – заорал я, даже не надеясь, что безликий меня поймет.

***
В который раз начали появляться ужасные картины, связанные с семьей, друзьями, домом. Он хотел свести меня с ума, заставить поверить, что это безумие и есть реальность. Ха! Подумал, что пехота Третьего Экспедиционного - все как один слабовольные трусы! Подумал, что мне нечем ответить!

Собрав волю в кулак, я вспомнил! Вспомнил все самое светлое, что было у меня в жизни. Все до последнего, выскребая самые глубины памяти. Вспомнил родителей, играющих со мной, когда я еще только дрыгал ножками в колыбели. Вспомнил, как в первый раз увидел солнце, осознав, насколько оно прекрасно. Вспомнил смущенные взгляды соседской девчонки и первый букет полевых цветов, подаренный мною. Её первый поцелуй был прекрасен! После него я как ненормальный носился несколько дней! И дальше: наша жизнь, радость от того, что ты обрел недостающую часть себя, те моменты, когда половинки становились единым целым, а души переплетались, возносясь даже выше неба! Вспомнил тот момент, когда держишь на руках своего грудного ребенка, свою плоть и кровь. Вспомнил друзей, отца-капитана, даже этих совершенно незнакомых Ордынцев, которые за пару минут стали мне как родные.

Я не просто ворошил старую память, а тщательно вырисовывал каждую грань пережитых эмоций. Вспоминал такие оттенки чувств, о которых и сам не подозревал. Будто заново проживал те моменты. Нужно было вытащить все самое радостное и светлое, что случилось со мной, показать, какая это радость – родится и жить в Азероте.

А потом закричал так громко, как только мог. Пусть эта тварь и не поняла слов, зато почувствовала мысль:

- А ты… ЛИШЕН всего этого! Навечно!

***
Чтоб мне провалиться! Сработало! Не знаю, да и не хочу знать, что происходило в голове у безликого, но нарастающая иллюзия вдруг как споткнулась, начала трескаться и опадать. Так и не обретшая резкости картина иного видения спала. Я вновь ощутил себя стоящим в круглой комнате, а недалеко от меня припал на колено монстр. Может он испугался, может, жалел себя, может еще что, но мне было все равно. Появился шанс, и им следовало воспользоваться.

Два шага вперед, рывок и меч со всей силы вонзился туда, где должно было бы быть лицо безликого. Внутренний порыв придал сил, и оружие вошло в тело врага почти по рукоять. Но стоило осознать, что я убил его... - я УБИЛ безликого! – как нахлынула слабость, отчего мышцы враз потяжелели, а в коленках появилась предательская дрожь.

Момент триумфа длился недолго. Было очень наивным полагать, что настолько древнее и сильное существо можно вот так легко убить. Его лапа, та, что убила эльфийку, почти конвульсивно дернулась ко мне, оплетя “пальцами”. Я уже видел силу этого “рукопожатия” и повторять участь волшебницы совсем не хотелось. Вытащить меч из тела безликого оказалось выше моих сил, поэтому оставалось только пытаться высвободиться из цепкой хватки при помощи рук. Все тщетно.

Мои удары по щупальцам превратились в бессмысленное махание руками. Дышать стало невозможно, а в глазах начало темнеть. Казалось, еще немного и конец, как вдруг я понял, что силы начали покидать безликого. Все же с мечом в голове особо не повоюешь, будь ты трижды могуч. Тускло забрезжила надежда на спасение, вот только чудище тоже почувствовало приближение своей смерти и решило хотя бы меня с собой прихватить. Тварь.

Уже в предсмертной агонии, безликий поднял меня, вонзил в незащищенный живот вторую лапу-щупальце и швырнул прочь.

***
Медленно, через силу, я открыл глаза и осмотрелся. Нет, не небеса, а все тот же храм Драконьего Покоя. Смерть уже подбиралась, но было во всем происходящем и кое-что хорошее. Начать можно было с того, что пока еще я был жив. Правда, взглянув себе на живот, меня чуть не вырвало. Лежа на боку, было хорошо видно, как из дыры в нагруднике вываливаются внутренности, перемазанные кровью. Не жилец. При любом исходе. Стало как-то обидно, что все кончилось вот так.

Второй положительной новостью было то, что безликий зашвырнул меня в коридор, ведущий, как оказалось, туда, куда нужно. Сам полет, и тем более приземление, почти не отпечатались в памяти, зато, когда сознание вернулось, я понял, что лежу на каменном полу центральной галереи. Подумаешь, что скоро испущу дух, но добрался же! Добрался!

Прошло несколько минут, или секунд, или часов… Сложно судить о времени, когда видишь все как в тумане, горло пересохло, не можешь толком пошевелиться или слово вымолвить, а в животе у тебя дырка размером с кулак.

Так вот, спустя какое-то время дальняя дверь с треском распахнулась от удара чем-то тяжелым. Этого звук заставил меня очнуться. Я напряг слабеющее зрение, пытаясь рассмотреть, кто же там такой нарисовался. Слава Свету! Это были ветераны! Те самые, ради которых столько народу отдали свои жизни, чтобы они смогли пробиться еще дальше, не теряя времени на зачистку храма. Ни лиц, ни знаков различия было не разобрать, я свои-то кончики пальцев плохо видел.

Они, грохоча доспехами, бегут мимо меня. Правильно! Вперед! Быстрее! У вас цель поважнее будет! Но вот один выбивается из общей кучи и направляется ко мне. Ну куда тебя понесло, бестолочь ты геройская! Я и так скоро помру! Он склоняется надо мной. В глазах все размазалось окончательно - не разобрать, кто это. Может дворф бородатый с ружьем, или гномка какая, или таурен в огромных доспехах, а может и эта мерзость, из могилы вылезшая. Ну что ты пялишься на меня? Беги же! Беги!

Все без толку. Совсем обессилил, язык еле ворочается. Думать думаю, а сказать ничего не могу. Пытаюсь отогнать его рукой, но из-за все той же слабости получается, будто тянусь к нему.

Ну что за дубина! Я его отталкиваю, а он мою руку берет, сжимает обнадеживающе, в глаза смотрит. Ну кто же ты, такой сердобольный? Еще говорит что-то… Да не говори ничего! Беги! Догоняй остальных! Там каждый на счету будет!

Слава Свету! Одумался, сказал что-то на прощание и побежал за остальными. Беги, беги… Найди эту крылатую тварь. Найди и убей! Отомсти за меня, за Артура, да за всех. Подари этому миру надежду.

А я догоню. Сейчас, скоро. Вот только отдохну немного, совсем немножечко, закрою глаза, полежу здесь, и потом…

Вернуться к списку рассказов...

4 комментария:

Хэндс комментирует...

Главный герой сохраняет ясность мысли в любых ситуациях, отстраняясь от разрушительных эмоций. С такой выдержкой - и еще не ветеран?
Картины как живые перед глазами. Автору респект.

Вессел комментирует...

Спасибо на добром слове :)

А рассказ я попытался построить так, будто он все это вспоминает, умирая на каменном полу. Потому и описывает свои действия, будто со стороны, давая попутные комментарии.

Он не штурмовал Черный Храм, не убивал Лича. Потому и не ветеран (игрок), а простой солдат (НПС).

Анонимный комментирует...

Очень здорово.

Анонимный комментирует...

Это хорошо.
Автор осветил кусочек сюжета с неожиданной стороны. Приятный слог. Грустно и атмосферно.

Автору спасибо =3