воскресенье, 26 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/24

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«ИЛЛЮЗИЯ ВОЙНЫ»

Автор: Рунхельм, Подземье

Часть первая

На Ясеневый лес опустилась ночь. Хотя, разве в этом лесу бывает день? Лонхельм никогда не мог утверждать наверняка. Да и останавливался он, разве, хоть раз, опускал ли топор, дабы просто поднять глаза к небу? Взглянуть на те самые звезды, что повидали сотни, тысячи сражений. На те самые звезды, что стали невольными свидетелями невероятных зверств, свидетелями абсолютного ЗЛА, коим являлась война во всех своих проявлениях. Но не будем говорить о бесконечной войне, ставшей уже неотъемлемой частью жизни почти каждого живого существа на Азероте. Для Лонхельма наступила минута мира. Пусть только минута, но и этого вполне достаточно для того, кто был рожден войной и для войны.

Рыцари Смерти, вообщем-то, и не ведали иной жизни...Ах да, неужели мы забыли?..Неужели мы простили?!Смерть Плети! И смерть всему жив...К-хм...Прошу прощения. Увлекся. Старые привычки порой так трудно забыть. Вернемся к нашему герою, который, к слову, никогда не признает, что он герой и будет первым, кто выбьет зубы сказавшему сие. Проклятье!!! Думаю, лучше я не буду подписываться теперь настоящим именем...Не важно. Так вот, Лонхельм - Рыцарь Смерти. Сказать тут и нечего больше. Его история мало отличается от истории любого другого Избранника Короля-Ли ча. Жил-поживал, горя не знал, в армии фанатиков из Алого Ордена. По совершенно невероятной и абсолютно счастливой случайности, Лонхельм Вурр, оруженосец одного не очень примечательного рыцаря Алого Ордена, погиб в бою за Новый Авалон, что в Восточный Чумных землях. Сражался, что говорится, до последней капли своей...ну или чужой крови. Те не менее, жестоко убит неким Рыцарем Смерти, исполнявшим поручения лейтенантов и самых доверенных лиц Короля-Лича. И поручения самого Короля-Лича в частности. Так что, можно сказать даже, что Лонхельм, в какой-то степени, удостоился чести быть убитым по приказу Короля всея Мертвых. Потрясающе. Держался Лонхельм хорошо настолько, насколько хорошо вообще обычный человек может держаться против Рацаря Смерти. Не зря Лонхельм, в свободное от службы время, учился биться на мечах и топорах. Вероятно, именно его навыки решили и его дальнейшую судьбу. Вместо того, чтоб восстать в виде гниющего, отвратительного и безмозглого трупа, наше герой (да простит он меня!) встал под знамена Короля-Лича, как Рыцарь Смерти. Высокий, сильный, черноволосый и по-рыцарски статный Лонхельм, одетый в лучшую броню Рыцарей Черного клинка являл собой грозное зрелище. Бородка и усы были неизменны в его образе. Ну или ему было просто лень сбрить их. Двуручный топор только дополнял картину могучего и непобедимого воина Смерти. Жаль только, но, вероятно, минутка мира, которую бы бессовестно потратили на одного только Лонхельма, подошла к концу...

- Чего встал?! Шевели задом, дылда!

Н-да, вот так встанешь, порой, любуешься красотой природы, и какой-нибудь гад определенно все испортит...В нашем случае "гадом" стала довольно симпатичная, высокая и стройная девушка, которую можно было бы даже назвать одной из красивейших женщин Азерота, не будь её кожа мертвенно-бледной. А ледяные глаза, к слову, буквально вытягивающие тепло из всего, на что устремятся, вполне ей шли. Трудно сказать, шел ли ей огромный, покрытый рунами клинок, который данная особа носила за спиной и даже без намека на его тяжесть, но стройность ног он, наверное, подчеркивал. Или длину. Никогда не разбирался в женской красоте. Лицо девушки являло собой само высокомерие, великолепие и силу древнего графского рода, наследницей которого она была при жизни. Тонкие губы (почему-то, черного цвета. Вероятно, замерзла) слегка кривились в усмешке. И надо сказать, что эта "улыбка" жила на лице девушки практически всегда. Что ж, саркастичный взгляд на жизнь - кому-то это может и понравится. Белоснежные, длинные и абсолютно прямые волосы спадали на хрупкие плечи девушки, которые, не смотря на свою хрупкость, были закованы в черные латы, покрытые замысловатыми узорами. Короче говоря, спорить с этой девицей было себе дороже. Но был и тот, кто спорить не боялся...

- Ты себя видела, Делана? У меня хоть мышцы есть, а ты самая обычная палка. Длинная и тонкая. Смотри, не сломайся.

- Но этой палкой можно любого отделать так, что Подземье содрагнется, - ухмылка Деланы превратилась в хищный оскал. - Куда дальше?

- А ты догадайся, - вяло огрызнулся Лонхельм - ему было не до споров, и вообще разговаривать не хотелось. Как всегда, предстояло задание Альянса. - На Север.

Рыцари получили от командования Альянса задание: недалеко от Святилища Эссины появился небольшой лагерь, и согласно донесениям разведчиков - Ордынский. Задание простое - убить всех. Мир только недавно пережил чудовищный Катаклизм, грозивший разрушить сам Азерот до основания, а лидеры обеих сторон, и Орды, и Альянса, только и думают о том, как бы перегрызть друг другу глотки.
Вот и это задание - простое и бессмысленное. И воинов там, в лагере, совсем немного - хватит только для защиты от местного зверья. Это должна быть обычная резня во имя Альянса, и всего доброго, светлого и бла-бла-бла...Благодаря глупости и жестокости правителей обеих сторон, руки простых солдат уже по локоть в крови, а ночами им снятся сотни мертвецов, те, чьи жизни они отняли ради упрямства великих мира сего.

Ни Лонхельм, ни тем более Делана вопросов не задавали. К сожалению, их долг - служить своим повелителям, и не важно, что они удумают в следующий раз. Делана обожала кровавую бойню, но и ей было не по душе именно это задание. Ей нужен сильный противник, умеющий держать меч - от того и победа над ним слаще. Что до Лонхельма, то он, похоже, ещё сохранил какие-то остатки человечности. Или, может быть, он просто желал дать каждому живому существу свободу выбора? У жителей того лагеря выбора не было. Воины, женщины, дети, старики - все они находились в этом лагере и все они должны были умереть.

Вообщем- то, в отчете Стрета, разведчика и хорошего друга Лонхельма, говорилось о каком- тоследопыте, которого, дескать в этом лагере удерживают. Пытают. И так далее, вниз по списку. Ну какие пытки в лагере с гражданскими? И какие кривоногим должен быть следопыт, чтоб в своей же стихии и попасться? Хотя, если там есть пара- другая воинов...Словом, все как-то туманно.
Вдруг тишину разорвал мощный рев первобытной ярости. Делане хватило секунды:

- Дикие воргены, - боевая стойка. Огромный меч слабо мерчает холодным голубоватым светом. Оскал не менее кровожадный, чем у волка, учуявшего раненую овцу. Глаза пылают. - Ну наконе-е-ец! Хоть что-то!

- Рад за тебя, - прорычал Лонхельм, доставая зловещего вида горн, сделанный из чьих-то костей (вероятно, из бедренной кости посредственного писателя. (прим. автора)). - Рев твари уже должны были услышать в лагере, таиться не имеет смысла.

И правда, теперь нужно было разобраться с воргенами как можно быстрей, пока лагерь не снялся с места. Лонхельм протрубил в горн. Огромная сила будто растеклась по телу, все чувства смыло волной ярости - таков он, Зимний Горн, вестник разрушений, подстрекатель ВОЙНЫ.

Поляна, на которой Рыцари попали в ловушку безумных монстров, коими являлись дикие воргены, оказалась довольно широкой, давая простор для любых маневров.

И поляна эта быстро заполнилась тенями, страшными, огромными, голодными тенями. Эти воргены навсегда забыли свое прошлое, навсегда потеряли человечность. Напороться здесь на более опасного врага было мудрено.

И началось сражение, стремительное и кровавое. Воргены нападали скопом, исходя пеной, в глазах - абсолютное безумие. Череп первого напавшего на Лонхельма воргена лопнул от могучего удара закованным в латы кулаком, а второй был разрублен топором почти пополам. Делана призвала на помощь саму Смерть, выпустив заряд нечестивой энергии, превративший одного из воргенов в высохший труп. Автора этих строк честно тошнило от вида происходящего. Или автору так показалось, в виду уже давнего отсутствия органов пищеварения. Но если бы были - точно бы тошнило! Рыцари не стеснялись в бою - в ход шли кулаки, латные сапоги, оружие, магия Смерти и Льда, а голову одного воргена даже умудрились затолкать в дупло небольшого, по местным меркам, дерева.

- Смотри, смотри! Вон тому я отрезала нос! - Почти по-детски радовалась Делана.

- А я отрезал уже три носа! - прокричал в ответ Лонхельм, в последний момент перехватывая слюнявую пасть уже у самого лица железной рукой. Подтверждая его слова, рядом лежало три носа, грустно и молча вопиявших и явно проклинавших своих, уже, бывших владельцев.

- Жулик! - Оскорбилась Делана, одной рукой вырывая чью-то нижнюю челюсть, - у меня восемь!

- Двенадцать! - Сразу три монстра превратились в ледяные скульптуры, которые тут же были разбиты топором.

- Девятнадцать! - Ещё три мумии.

- Двадцать один! - Очередной ворген дергается на красной от крови траве в предсмертных конвульсиях.

- Восемьдесят три!

- Да их тут всего десятков пять!!!

- Знаю. Но все равно...восемьдесят семь! - спорить с ней было бесполезно, да и момент не самый подходящий.

Вскоре все было кончено. Некогда тихая и прекрасная поляна превратилась в кладбище. Наши Рыцари в крови не то, что по колено, по самые брови. Латы покрыты трещинами и следами когтей, волосы спутались и слиплись от крови, глаза горят яростью. Но нельзя было терять времени, лагерь либо приготовился к обороне, либо снялся и спасается бегством.

Часть вторая

До Святилища Эссины добрались быстро, ибо Рыцари Смерти не ведали усталости. Действительно, эхо сражения долетело и до лагеря. Лагеря здесь просто уже не было. Слишком быстро. Неужели бой шел так долго?! Не может быть. Но остались следы - много их. И вели они на Северо - Восток, к расщелине, некогда укрывавшей в себе демонов. Говорят, некие искатели приключений разогнали этот сброд, и довольно давно. Надо спешить.

- Мы должны просто вырезать весь лагерь? - Делане было мало одного боя.

- Таков приказ. Как и всегда.

- Кажется, ты не настроен на его выполнение. Боишься вида крови, малыш? - снова эта усмешка. Портки Могрейна, её лицо когда-нибудь перекосит окончательно!

- Поговори ещё... - Лонхельм думал только о задании. О том, что предстоит сделать. Нет чести в убийстве слабых. Но, опять же, приказ есть приказ.И это мерзкое беспокойство, что-то не так...

Догнали ордынцев ещё до того, как те зашли в расщелину. Вот и оно. Начало конца для всех них, все должны умереть. В лагере действительно практически не было воинов, только женщины и дети. Орки. Идут быстро, но уверенно, без паники. Но от куда они здесь? Как вообще забрались так глубоко лес? И почему нет воинов? Бесшумно следуя за ними на почтительном расстоянии, прячась в тенях, Лонхельм и Делана наскоро сработали план атаки. Лонхельм обгоняет орков, перекрывая проход дальше, Делана отрезает пусть к отступлению. И все это - в расщелине, так что бежать некуда. Черт возьми, но как же трудно поднять меч...Это всего лишь дети! Но ведь они вырастут, и станут воинами, и будут жечь деревни и города, убивать людей, и детей, и женщин, и не станут мучиться подобными вопросами.

- Иди уже, Алекстраза тебя раздери! - Делане не терпится начать бойню.

- Сделаем это быстро. Один удар - один мертвец, - голос, не терпящий возражений. - Не нужно никого мучить.

- Извини, как получится! - Рявкнула в ответ девушка. Но Лонхельм знал, что она так и сделает. Если ей и плевать на жизни всех обитателей Азерота, то мнение Лонхельма она уважает. По-своему. В какой-то степени. Немного...

Выпив зелье невидимости, предусмотрительно закупленное на аукционе Штормграда (какой-то мерзавец вставил цену в две тысячи золотых за две бутылочки! И будто этого мало, этот самый мерзавец стал единственным продавцом данного чудо-зелья, предусмотрительно выкупив его с аукциона по цене в десять золотых за склянку!) Лонхельм быстро, но тихо, двинулся прямо к оркам, аккуратно обошел их, и, встав перед ними, громко крикнул:

- СТОЯТЬ, ОТРОДЬЯ ОРДЫ!!! ПРИШЕЛ ЧАС РАСПЛАТЫ! - за что платить этим несчастным, Лонхельм и сам не знал, но ничего умнее придумать и не смог. От произведенного им шума чары зелья развеялись, и перед орками предстал огромный, покрытый кровью и чьими-то внутренностями воин со светящимися глазами. Зрелище потрясающее и просто убивающее. Буквально.

- Чего ты орешь? Мы и так прекрасно тебя слышим. - долетел до Лонхельма тихий, но отчетливый шепот.

- Ну как же...Эм...Я-я... - удивлению Рыцаря не было предела. Неужели, они не боятся?! Что за черт! За спинами орков, уже возникла Делана, и на её лице Лонхельм впервые увидел искреннее и непомерное удивление.

- Да-да, ты тот самый парень, о котором нам рассказал Стрет. А, девка тоже здесь. Хорошо. - Лонхельм не видел говорившего. - Убить их.

Ослепительная вспышка...Громкий хлопок...И уже не дети и женщины стоят перед Лонхельмом, но вооруженные до зубов и клыков воины. Люди, орки, даже гномы. По их одежде не трудно догадаться что это сектанты Сумеречного молота. Ловушка. Стрет предатель и шпион Культа. Сволочь. Его нужно найти как можно скорее, необходимо найти! Ведь он один из лучших разведчиков Шторграда и на хорошем счету у самого Матиаса Шоу, а следовательно он способен...Нелтарион его сожри!!!

Маги и умелые воины - это вам не голые дикие воргены с грустными носами. Вновь протрубил горн, но уже в разы громче прежнего. Лонхельм был мастером льда и черпая силу Вечного Холода, покрыл свое тело крепчайшим и тончайшим слоем магического льда, способным выдержать удар огра. Сектанты налетели всем скопом, разделившись между Лонхельмом и Деланой. Первый противник Рыцаря, здоровенный орк с двумя топорами, издал дикий рев, от которого закладывало уши, и попытался нанести рубящий удар. Искусно парируя атаки противника, Лонхельм краем глаза следил за Деланой, готовый прийти на помощь в любую секунду.

Но девушка вполне справлялась сама. Раз здесь обитали демоны, которых потом прогнали или уничтожили, значит здесь должны быть тела их жертв. Глубоко под землей, но должны быть. Расщелина озарилась зеленым нечестивым огнем, и в ту же секунду в ногу одного из культистов вцепилась костлявая рука, торчащая из самой земли. Мертвые откликнулись на зов. Расщелину наполнил запах разложившейся плоти. Мертвецы вырывались из земли и бросались на культистов Сумеречного Молота, рвали зубами живую плоть, сдирали кожу костлявыми пальцами.

Кипела яростная битва. Давешний орк из последних сил пытался собрать вываливающиеся из живота внутренности. Рыцарь Смерти - страшный противник. Топор сверкал, как молния. На каждый удар противника Рыцарь отвечал парированием и сокрушительным контрударом.

Лонхельм прикончил уже четверых противников, когда на пути у него встал худощавый и сгорбленный человек в черной мантии.

- Пора отдать себя сумраку... - этот шепот...Несколькими минутами ранее с Лонхельмом разговаривал этот маг. Ясно. Раз самый говорливый, значит самый главный. Не убивать, взять живым. - Повелитель ждет тебя...

Рыцарь Смерти с трудом увернулся от молниеносно пущенного темно-фиолетового шара хаотической энергии. Удивительная реакция для столь тщедушного тела. Но и Лонхельм не зеленый юнец. Ещё два смертельно опасных шара пролетели у самого уха. Рыцарь перемещался резкими скачками, не давая магу возможности прицелиться. Вдруг один из культистов упал на старика, заливая того кровью, хлещущей из раны на шее. Маг проворно отпрыгнул, но на пару секунд прекратил обстрел. Лонхельм тут же воспользовался этим, одним гигантским прыжком преодолев расстояние, отделяющее его от старика, со всей силы пнул старика в живот! Удар был невероятной мощи, маг лишь охнул, и, пролетев локтей тридцать, упал в заботливо разросшийся мох, будто бы появившийся здесь именно для этой цели - смягчать падение злобным старикам-магам! Последний, к слову, уже не поднимался, а корчился и задыхался, держась за живот.

Делана, тем временем, уже почти прикончила последнего противника. У сектанта была глубокая рана на бедре, оставленная мечом, и следы от зубов на плече. Воин стремительно слабел. Делана ждала удобного момента для красивого завершения представления. И этот момент не заставил себя ждать. Ловко поднырнув под широкий круговой удар, который должен был разрубить девушку надвое, нанесла удар мечом снизу вверх. Отмучался. Восставшие мертвецы вернулись в землю, а Делана оглядывала поле боя. Двадцать восемь культистов, плюс какой-то странный черный комок, стонущий в кустах. Может, пора сделать себе ожерелье из зубов? Тут вполне хватит на ожерелье...И на браслеты, и меч украсить! И ещё останется....Кхм...Можно подарить бедным детям-сиротам Штормграда. Несомненно, щедрый дар!

Но не будем забывать о "черном комке". Насладиться нежностью и мягкостью мха, вдохнуть аромат травы и цветов, растущих рядом...Что может быть лучше? Но тут несчастного страдальца прервала железная пощечина. Железная в самом прямом смысле слова - закованная в латы. И вновь вездесущие гады не дают насладиться красотами природы! Теперь "гадом" стал и Лонхельм, пытавшийся привести старика в чувства.

- Кто ты такой, что вам от нас надо, и как давно вы работаете со Стретом? Отвечай в произвольном порядке, за каждый неверный ответ выбиваю один зуб. - во что было трудно поверить, учитывая размер кулака Рыцаря.

Больше всего лично меня заботил вопрос - а как Лонхельм вообще узнает, что старик лжет? Без зубов тот может остаться очень и очень быстро.

Наконец подошла Делана, с интересом следившая за экзекуцией. Можно сказать, с каким-то нездоровым интересом Для верности она наложили специальный щит нечестивой энергии, способный подавить любую враждебную магию в небольшом радиусе.

- Ну что, будешь говорить? - Лонхельм сжал и разжал кулак, демонстративно разминая его.

- Я Джоун Ужастер! Верховный жрец Сумрака! - странно, таинственно шептать перестал, но начал пищать. Вероятно, нагнетал обстановку в прошлый раз. Или просто Рыцарь слишком сильно сдавливал горло магу...

- Уже лучше, дорогой...Ужастер? Будем считать, что верю. Идем дальше...Что от нас-то нужно? Ловушка эта, разведка Стрета... - и для убедительности сдавил горло ещё сильней

- Кх...акх... - старик закашлялся. Лонхельм ослабил хватку - М-мы должны уничтожить лучших бойцов Орды и Альянса. Н-нужно...нужно ослабить стороны. Война...Ловушки...

- Вы используете маскировку, провоцируете обе стороны, убиваете тех, кого присылают, - докончила Делана, - чем ещё больше нагнетаете обстановку. Орда и Альянс винят во всем друг друга, а вы не только подливаете масла в огонь, но уничтожаете лучших воинов и следопытов. И остаетесь в безопасности, ведь никому и в голову не приходит, что это именно вы вырезаете карательные отряды.

- Кхе...Да...Кха-кха...

- Но толку от этого для вас? - в разговор вернулся Лонхельм. - Ведь Смертокрыл мертв, большая часть культа уничтожена.

- Наш повелитель жив...Богов невозможно убить.

- Ладно. Передадим это Королю, - Лонхельм снова сдавил горло мага немного сильней. - Стрет?

- Кх-ха...наш агент...Такой же внедрился в Орду. Каждый город...У каждого правителя есть наш агент...

- Выходит, не только Штормград...Теперь мы быстро с этим разберемся. Не повезло вам наткнуться именно на нас, - в глазах у Деланы стояла кровавая картина прошедшего боя. - Уже мечтаю пообщаться с твоими дружками!

- Но почему вы сняли лагерь, почему ушли в ущелье? - Лонхельма мучал этот вопрос уже некоторое время.

- Вас должны были зажать воргены...Кха-а-а...Погнать на нас,в ущелье...Нащ был среди них...Далон...кха-а...

Так вот оно что. Воргены появились там не случайно. Но напоролись не на тех. Воргены ожидали, что жертвы, как обычно, побегут от них в ужасе, и побегут прямо в ущелье, где их встретит Сумеречный Молот. А тот рев...служил сигналом. Ха, неудачники!

Эпилог

Делана и Лонхельм спешили в Кабестан, дабы успеть сесть на корабль, отчаливающий в Восточные Королевства. Старика-сектанта оставили в лесу. Развесили его шкуру на кусте ежевики, если говорить точнее.

- Как думаешь, скольких уже убили эти сектанты? - поинтересовалась Делана.За дорогой не забывали и разговаривать, и оттирать оружие от крови.

- Я точно знал о двух пропавших отрядах, до нас. Сейчас уже может быть больше, пока мы выполняли свою...миссию. Это только начало, и хорошо, что мы знаем правду. Теперь мы отрубим голову дракону, пока он ещё не вырос.

- Тоже мне, умник. - как обычно ухмыльнувшись бросила в ответ Делана. - Я бы хотела ещё раз попасть в ловушку или что-то такое. Крови много.

Лонхельм уже привык к тому, что кровь заменяет его подруге воздух. Настроение у Рыцаря заметно улучшилось. Пусть только сегодня, но его руки не обагрятся кровью невинных. Война никогда не меняется, и никогда не оставляет и этот мир, и любой другой. В Войне мы рождаемся, в войне и умираем. А что сильные мира сего? Им нужен только повод, мельчайший, и снова польются реки крови...

А я, Вечный Наблюдатель, летописец Азерота, я буду всегда. И я буду следить за этим миром, но не за теми его представителями, что пытаются прославить свое имя, но за теми, кто действительно творит историю, и остается в безвестности...


Подписано собственной рукой в Час Заката Катаклизма, в век Великих Испытаний*

*Позволю себе вольность дать имя тяжелому времени, когда Азерот стоял на краю гибели, и не единожды.

Вернуться к списку рассказов...

Комментариев нет: