понедельник, 27 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/25

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«Моя вторая половинка»

Автор: Пламестер, Голдринн

Раньше все было не так, мир изменился, я изменился. Я не имею ввиду последствия Катаклизма, просто раньше все было другим.

Гилнеас не был таким мрачным местом, могущественный, самодостаточный город, окруженный крепостной стеной. Нас не связывали с Альянсом общие войны и интересы, только торговые отношения.

Здесь не было этого промозглого ветра и проклятых ливней. Все было очень спокойно. ПожалуйГилнеас был одним из немногих мест не затронутым войной в мире военного ремесла.

Высокая стена защищала нас от нападений, каждый житель имел работу, и крышу над головой. Жителей грели тепло каминов и светских раутов.

Редкие посетители города желали остаться в нем подольше. Что было не возможно из-за жесткой квоты на жителей. Они кидали в воду монетки, чтобы когда-нибудь вернуться сюда снова.

Озера, прибрежные пространства и даже колодцы были усеяны монетами разного достоинства и ценности. От медяков до чистого золота, самых разных видов. Несомненно, коллекционеры дали бы за некоторые образцы хорошую цену, и вообще я был убежден, что если бесстыдно пошарить по колодцам города, можно было бы наскрести средств на строительство небольшой фермы.

Каждый житель представлял собой средоточие хороших манер и знаний этикета, многие из них управлялись со столовыми приборами так же ловко как бывалый разбойник со своим кинжалом. Они так же отличались честностью, так как не смотря на достаточное количество званных вечеров количество самих приборов каждой семьи оставалось прежним.

Помимо стены город имел и большой военный потенциал, а учитывая невозможность осады, и хорошее жалование, быть военным означало быть богатым.

Единственная еле заметная прореха в обороне города привлекала внимание лишь самых немногих, и их никто не хотел слушать. Военные дома Гилнеаса не воспитывали паладинов, что в последствии сыграло против них. Кто знает как сложилась бы главная битва Гилнеаса будь у Седогрива в распоряжении войско обученных экзорцистов.

***
Что? Где я? Что происходит? Зенас? Таддеус? Что за глупые шутки? Еще и голова ноет, и кажется кровоточит.

Ощущение не серьезности происходящего покидало меня столь же быстро, насколько быстро приходило чувство тревоги. Необходимо было трезво оценить обстановку, что давалось с трудом. Я находился в темной комнате без окон. Это не был сарай или ферма. Стены были каменной кладки и очень прочные, явно отстроенные людьми Альянса. Вся архитектура указывала на то что подвал или склеп в котором я находился принадлежал Альянсу, но зачем кому бы то ни было похищать меня? У нашей семьи не было врагов!

Более детально изучив стены постройки я точно понял что это было за место. Это была Тюрьма. Тюрьма? Тюрьма Штормграда? Все это не укладывалось в моей ноющей голове. Зачем меня держат здесь? Я не совершал ничего противоправного.

Вдруг я услышал крик, он доносился из смежного с моей камерой помещения, должно быть коридора. Этот крик одновременно леденящий кровь и будоражащий воображение заставлял сорваться с места и скрыться как можно дальше, но мой отец учил меня другим идеалам. Я ринулся на предмет шума, мне было предельно ясно одно – там кому-то требуется помощь! Не проделав и шага я с силой упал навзничь. Я был закован, моя левая рука болталась на огромной ржавой цепи , как я мог игнорировать это несмотря на всю свою наблюдательность? Раз за разом я тщетно рвал цепь на себя, моя рука изменилась в цвете и ныла уже больше головы, кандалы все не поддавались.

Внезапно шум прекратился и из коридора начал пребывать невыносимый запах пса. Гноллы?!Штормградская Тюрьма держала очень опасных преступников, которых вовсе не стоило предавать суду, я слышал что сейчас Дробитель находится именно здесь. Сейчас он войдет сюда и сожрет меня? Я безоружен, здесь нет ничего, чем возможно было бы отбиться...

Все мои тревоги утихли в одну минуту, сменившись новыми. В камеру спотыкаясь и тяжело дыша вошел человек, едва он появился в помещении как мне стало ясно что резкий запах исходит именно от него. Он не представлял опасности, проковыляв до угла комнаты он безжизненно рухнул на пол.

***
Незнакомец пробыл в таком состоянии около суток, насколько я мог судить о ходе времени. После чего его тело начало меняться, будто все его существо изнутри забурлило и вот-вот перейдет из одного агрегатного состояния в другое. То тут то там на теле открывались рваные раны, и ликвидировали себя так же быстро как и появлялись. Я услышал знакомый крик. Человек проснулся, приступ отступил. Он широко открыл глаза, и казалось не заметил моего присутствия.
Все мои расспросы не возымели эффекта.

–Меня зовут Ночестер. Как твое имя? Где мы находимся? Это Тюрьма Штормграда?

–Штормград? –Мой собеседник гадко расхохотался. Брат мой! Штормград и есть тюрьма! Он не назвав имени начал приводить факты и доводы всячески порочащие руководство Альянса. Я узнал что этот человек некогда состоял в Лиге Каменщиков Штормграда.

Информации от него было не добиться, зато о помощи не пришлось и просить, подойдя к стене в которой были замурованы мои кандалы, он взял цепь за основание, и будто земляной корень вырвал цепь из стены. Кладка щебнем осыпалась нам под ноги. Мне оставалось только гадать, почему камень оказался столь податлив, и так охотно подчинился ему. Теперь стало предельно ясно почему на нем не было кандалов и цепей, наши узники более не желали переводить материал в пустую. Ржавая цепь с увесистым куском булыжника теперь служила мне оружием. Здесь нельзя было более оставаться. Как то координировать действия с моим напарником было не возможно, он упорно не желал предпринимать попыток побега. Он сказал лишь, что лучше мне остаться здесь, но я не видел цели моего здесь пребывания. Больше не медлив, я отправился к проходу, ведущему в коридор. Здешние решетки были сделаны довольно топорно и имели выпуклую форму полукруга. Между верхней границей решетки и потолком было достаточно пространства, чтобы я мог там пролезть. Воспользовавшись цепью как крюком, мне не составило труда пробраться через ограду.

Едва сделав это, я увидел вещи, которых раньше не видел никогда. Ото всюду в коридоре веяло скверной, взгляд заслоняли ядовитые испарения пляшущие перед глазами невиданными узорами. Со стен и подобий медицинских кушеток смотрели на меня тела людей, вывернутые наружу, будто макеты для чьих-то ужасающих исследований. Повсюду были разбросаны всевозможные медицинские приборы, точнее карикатура на них. Ими можно было бы воспользоваться для обороны, но все они были столь вычурны и нелогичны что я с трудом представлял себе как ими можно было воспользоваться.

Я шел довольно давно созерцая эти не приятные глазу картины, шел как мне казалось туда где воздух становился более свежим и свободным от химикатов. Так я добрался до длинной клоаки, такой же светящейся и фосфоресцирующей как и все в этом месте, нет, это был явно не Штормград!

Наконец тоннель окончился, я увидел свет! Покинув стены тоннеля я понялчто нахожусь на возвышенности, большой и плоской равнине. Я узнал это место, некогда я бывал здесь с семьей, окраина Трисфальского леса, отсюда было рукой подать до стены Седогрива. Но как попасть внутрь? Иначе как на торговых судах посетители никак не проникали в город, стена надежно защищавшая теперь стала непреодолимой преградой на пути домой.

Нужно было спрятаться чтобы не выдать себя. Здесь было очень холодно, роба что была на мне совсем не грела, и висела лохмотьями, я забился под ближайший овраг и решил переждать здесь и поразмыслить что делать дальше.

Окидывая взглядом территорию я увидел что на том месте где минуту назад был я появился темный силуэт, я первый раз видел мертвеца! Он вглядывался во что-то, и вряд ли это было ночное небо. Внезапно силуэт мертвеца став вначале тенью растворился на фоне опухшей луны.

Страх овладел мной, я слышал раньше о волшебниках живущих в телах птиц и медведей, как бы я хотел сейчас обратиться в медведя. Хотел бы подобно охотникам просто иметь что-то живое под боком. Мои мысли оборвались, что-то оглушило меня, я почувствовал удар по почкам и град ударов после. Я был полностью парализован и лежал лицом вниз, только и мог что пошевелить веком. Панорама сменилась и стала вновь горизонтальной, мертвец держал меня на весу и смотрел своим гибельно-золотым взглядом. С трудом подняв руку я сделал ему пощечину, это последнее что я помню перед мощным ударом об землю.

***
Очнувшись я не мог пошевелиться. Нет, я не был до сих пор парализован, шок давно прошел. Я был пристегнут к одному из столов на котором видел ужасных мучеников. Следующие несколько часов я испытывал на себе ужасную боль от испытываемых на мне препаратов, я не стану ее описывать из тех соображений, что нет ничего приятного в том, чтобы читать про боль. Мертвецы кружили вокруг меня немыслимые хороводы, постоянно разговаривая друг с другом и давая один страшнее другого советы. Я прекрасно понимал их речь, из их разговоров я узнал, что они называют себя Отрекшимися. Мои догадки о Трисфальском лесе полностью подтвердились. Это был Лордерон, что же случилось с миром, пока Гилнеас находился в изоляции?

***
Отрекшиеся как самые гостеприимные хозяева с огромным радушием угощали меня то одним то другим своим ядом, беспощадно вливая в горло пульсирующие и фосфоресцирующие вещества. Опорожняя сосуды со светящейся жидкостьюмне на голову, вещество стекало по моему лицу вниз, обволакивая и обжигая. Я не знал зачем им это было нужно, от меня не пытались узнать никаких военных секретов. Чего они хотят? Пытать они могли бы гораздо эффективнее. Чернокнижники проводили надо мной странные ритуалы, пытаясь облучить меня какой-то темной энергией, влияние коей я уже мало ощущал после кипятящих пыток алхимиков.

Заканчивался эксперимент в карцере, куда меня выкидывали после того как я исчерпывал свой рабочий лимит. Карцер этот не былобычной камерой, в этой камере не было и намека на заурядность, казалось, что безумный архитектор решил поглумиться над попавшим в его ловушку существом. Главной ее особенностью была иллюзия свободы, создаваемая двумя платформами, одновременно надавив на которые заключенный отворял двери камеры. Загвоздка заключалась лишь в том, что платформы эти были несоразмерно далеко друг от друга, и заключенный, чтобы задействовать их обе должен был разорваться надвое. Видимо именно в этом и заключалась издевка автора. Я множество раз наблюдал, как покидает свое место и вновь на него возвращается то один то другой из хорошо смазанных засовов, но не имел возможности открыть их оба.

Мой распорядок дня был не утешительным. Вне зависимости от времени суток, меня изнывающего от голода тащили в лабораторию, и так же по велению левой пятки приводили обратно. Безумные ученые могли возиться со мной до рассвета, а иной раз приводили только чтобы взглянуть.

Я не могу сказать точно сколько так продолжалось, но я понимал что они со мной делают, тот-же эффект я видел на моем уже давнишнем соседе, видимо они пытаются как-то изменить человеческую сущность, вероятно Отрекшиеся намеревались использовать меня и многих других подопытных как оружие. Как живую силу в военных походах.

***
Дни шли, скорее не шли, а текли этой ядовитой пеленой перед глазами. С потолка моей могильной камеры тонкой струйкой сочилась какая-то жидкость, переходила на стену и образовывала небольшую лужицу рядом с тем местом, где подразумевалась кровать, издавая слабое свечение. Она делала эту берлогу чуточку уютнее. Освещая комнату она превращала ее из мрачной в отвратительную.

Бесконечные эксперименты Отрекшихся надо мной прекратились, ибо возымели эффект. Теперь я действительно был чудовищем, одним из тех в которых бросал камни со Стены Седогрива много лет назад. Сами эксперименты сменились жесточайшими тренировками, на выносливость, силу и скорость, видимо исследователи желали проверить качество конечного продукта.

Теперь я не был обычным человеком, всякий раз, когда мне грозила опасность на испытаниях внутри меня пробуждалось что-то могучее, яростное, неудержимое. Во время пока я был воргеном, я становился вполовину выше своих узников, так что в камеру меня вели под конвоем.

Но у детища плодовитых трудов Отрекшихся были и побочные эффекты не заметные на первый взгляд...

В звенящей тишине раздался отчетливый голос, –Ну здравствуй!

– Кто здесь? – Вздрогнув всем телом, вскрикнул я.

–Где твои манеры? – продолжал голос. – Чему тебя учили родители? Когда знакомишься с человеком нужно представиться, впрочем, манеры ничего не говорят о знакомстве с не человеком.

Сорвавшись с места, я подбежал к зеленой луже в центре комнаты и светящимися брызгами отметил угол за углом, пока не стало ясно, что в углах камеры пусто.

– Где ты прячешься?! – Угрожающе произнес я. Мое тело начало преображаться, я чувствовал, как мышцы в нем меняются местами, принимая более удобное положение для броска. Кожа покрывалась колючей шерстью, а ладони оперились когтями.

– Как ты вырос, Отрекшиеся тщательно тебя удобряли! – усмехался голос. – Хорошо хоть хвоста нет!

– Покажи свое лицо, трус! – Взревел раскатами я.

– Я здесь. – Медленно и уверенно звенел голос.

Я в замешательстве смотрел по сторонам и вертелся волчком. Я чувствовал, что замешкайся я и тут же получу отравленный кинжал в спину, но если оппонент попадется мне на глаза, я разорву его на части.

– Это балет? – поинтересовался голос – У вас в Гилнеасе гостей развлекают танцами?

Он явно издевался надо мной.

– Неужели ты не понял? Я это ты! Я то чудовище что ты только что явил миру, дабы защититься от него. Я твой щит, меч и товарищ.

Я медленно но верно начал понимать суть происходящей сценки.

– Теперь в любом месте ты будешь не один. Скажи за это спасибо твоим узникам.

Я не был по жизни интровертом, но не могу сказать, чтобы меня обрадовала компания.

– Мне не рады? – разочаровался голос.

– Это всего лишь значит, что я свихнулся, и сейчас, здесь, взбесившийся ворген кружится посреди комнаты, окропляя ее пол и стены льющимися с потолка химикатами и рьяно орет!

– Твой ум яснее ясного, и уж точно яснее любого другого в радиусе нескольких километров. Давай-ка я наконец расскажу тебе что здесь происходит.

– Далее последовало знакомство мы условились что меня он будет звать Ночестер, правда он упразднил имя до Честер, а я называл его Че, как он объяснил, в честь одного человека из его мира.

– Держу пари, ты никогда бы не подумал, что у глюков есть свои миры, правда? – Говорил Че.
Я мало понимал о чем он говорит, Че рассказал мне, что в его мире люди больше всего похожи на гоблинов, – Что я мог представить с трудом, и миром правят медиа-корпорации. Что в его мире нет магии, зато есть музыка, которая может заставить бежать в страхе, или наоборот поднимать боевой дух, и даже залечивать раны.

– А Ульдум там курорт! – Подытожил Че. – Хорошо, со мной разобрались, теперь поговорим о тебе.

И он продолжил не давая вставить мне и слова.

Ты находишься сейчас в самых нижних ярусах Подгорода, это могила бывшего Лордерона, здесь Отрекшиеся основали свое государство нежити не подчиняющейся Королю-Личу орда их не трогает, ведет с ними взаимовыгодное существование. Сейчас здесь всем заправляет СильванаВетрокрылая. Она питает слабость к эффектным появлениям и прочим трюкам, именно поэтому волей ее прихоти ты оказался здесь. Суть дела в том что она хочет иметь в своей охране жестоких существ, детей ночи как и она сама, а работать с материалом вчерашней свежести крайне сложно. Поэтому она хочет иметь в своей свите живую, дышащую и рычащую силу. Которой были бы присущи человеческие хитрость и жестокость, и не человеческая сила и скорость.

– Ты хочешь сказать что весь этот ужас просто каприз Королевы Мертвых?!

– Именно! Но вместе мы заставим ее пожалеть.

– Почему я должен верить тебе?

– Ну в противном случае ты псих и тебе все равно нечего терять!

– Убедил! Продолжай.

– Сейчас за стенами пыточной находится десятки камер с разъяренными воргенами внутри. Вне тренировок нужды в большой охране нет, поэтому сейчас в коридоре почти пусто.
Неужели не ясно эти пылкие умы только и жаждут вырваться на свободу и разорвать Королеву Мертвых на маленький сенат! Они жаждут революции!

Я опешил.

– Хорошо, но как мы по твоему выберемся отсюда?

– Все очень просто, ты вставай на эту платформу, а я встану на ту.

– Как я могу это сделать, мы одно целое!

– Просто встань на платформу. – С укоризненным видом скомандовал Че.

Я встал на платформу с лева от двери, и оба стержня засова тяжело соскользнув открыли нам путь. На другой платформе озаряемый изумрудным светом стоял ворген, жестом пригласивший меня пройти вперед.

Единым целым мы бежали к камерам заключенных, чтобы освободить отряд Освободителей!Я разбивал замок за замком, а Че воодушевлял недавних узниковкоммунистическимиречевками. Освобожденные пленные в свою очередь вскрывали соседние камеры, в которых были не только воргены, но и результаты других чудовищных экспериментов Отрекшихся. Волна искалеченных сопротивленцев не встречая на своем пути ощутимого сопротивления уверенно продвигалась к секции неудавшихся экспериментов, опустошив которую смело двинулись «просить аудиенции» у Королевы Баньши.

Квартал фармацевтов давился плодами своих трудов, подобно взорвавшемуся реактиву, ядерному взрыву, волна подопытных давила на своем пути поганищ.

– Прими бой Королева Мертвых! – Кричал я.

– Баньши огребает! – Надрывался Че.

Быстро поборов сопротивление, шоу уродцев ворвалось в покои Сильваны, никакие Повелители Ужаса не могли теперь встать между мной и Сильваной. Воргены разрывали на части и без того мертвый эскорт Королевы Баньши. Это была одна стая, давящая количеством единственную цель. Так продолжалось не долго, запасы стражи быстро подходили к концу, и наконец иссякли.

На большом возвышении стояла Сильвана и я, поодаль от нас образуя кольцо, или же петлю медленно стягивающуюся вокруг Сильваны, расхаживали кругами воргены, скалясь и чавкая как волки.

Оцепеневшая от столь подвластного ей страхаСильвана на мгновение потерялась, спустя которое начала читать заклинание. Получив пощечину она сбилась, и обмякла в руках воргена, это Че подхватив ее сильными руками заставил выпрямиться.

– Раз, два, три! Раз, два, три!

Это было красиво, спящая красавица и чудовище, Королева Баньшии Че танцевали вальс.

– Раз, два, три! Раз, два, три! Продолжал Че, и все воргены, поняв, что финал не за горами приняли стойку для прыжка готовые после последнего па накинуться на Сильвану.

¬– Раз, два, три! Раз, два, три!

– Это было интересно прошепталаСильвана, и оказалась открыта для броска.

Звук десятков отталкивающихся лап, скрежет когтей и...

Ледяной свет озарил зал в котором шел безмолвный бал, это было ужасно, но красиво и феерично, десятки воргеновбагряными фонтанами осыпались под ноги Королевы Баньши. Одна вспышка изменила ход всего сражения, над потолком зала кружили валькиры предательски взмахивая крыльями.

– Это конец Че? – Шепотом спросил я.

Сильвана не стала мешкать и высвободившись в секунду пронзила меня кинжалом насквозь.

– Это была хорошая попытка. – Холодно произнесла она, и нежно вытерла нож о мою шерсть. Я чувствовал, как жизнь покидает меня, до тех пор пока не покинула совсем.

Так я умер, валькиры подхватили мое бездыханное тело и вылетели с ним проч.

– Да. Похоже скоро помимо меня с тобой будет разговаривать еще и меч. – Задумчиво сказал Че.

Вернуться к списку рассказов...

4 комментария:

Анонимный комментирует...

Так держать! Жду хорошего продолжения :)

Анонимный комментирует...

Спасибо, если кому-то покажется интересным то конечно будет! :)

Юлия Машанова комментирует...

Мы тут все ждём. Так что приговор: писать!)

Пламестер комментирует...

Понял, привожу в исполнение! :) Перед концом конкурса постараюсь выложить продолжение.