понедельник, 27 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/26

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«Будь только ты со мною рядом…»

Авторы: Littayuki и Вишко (Кельрида и Вишмастер @Термоштепсель)

Прекрасное солнце Азерота ослепительно сияло на удивительно чистом голубом небе Восточных Королевств.
Скрипнула доска моста под запылившимся сапогом путника, направляющегося из Элвиннского леса в Западный край. Сколько лет прошло, а он по-прежнему помнил, как скрипит под ногами старый мост с истлевшими досками. Так заунывно, словно вздыхая по ушедшим дням… Время никого не щадит.
Путник остановился, чтоб передохнуть, и с нескрываемым наслаждением вдохнул наполненный многочисленными ароматами запах родины.

«Вот я и дома наконец-то, - подумал мужчина, поднимая с пыльной земли заплечный мешок, и твердым шагом направился вперед, к видневшимсявдалеке фермам. – Я – дома!»
Нежно коснувшись кармана на груди, в котором лежал исписанный и бережно перемотанный пергамент, он улыбнулся, вспоминая каждую строчку, каждое слово, своих писем домой…

«Ты помнишь, родная, тот страшный день, когда тень Разрушителя скрыла солнце от нас, нависнув великой угрозой над жителями Штормграда? Даже из нашего любимого Западного Края было заметно, как, озарив горизонт алым адским пламенем, горели величественные башни столицы.
День спустя меня забрали на службу... Ты тогда не хотела меня отпускать, умоляла остаться, ивсю ночь мы провели вместе, в разговорах и обещаниях писать друг другу так часто, как только это будет возможно. Я до сих пор храню воспоминания о тепле того поцелуя, который ты подарила мне на прощание…
Я стал солдатом Альянса. Ты же знаешь, что я не воин и никогда им не был. Вместо мотыги и плуга я взял в руки тяжеленный меч, легкая льняная одежда сменилась удушливыми и неудобными латами, а моим урожаем стало количество убитых врагов.
Ты спросишь, страшно ли убивать? Да, страшно лишить жизни своего первого врага и чувствовать еще горячую кровь на руках, а потом мучиться от кошмаров, в которых каждый убитый приходил, чтобы отомстить. Но мне стыдно признаться, что со временем к этому привыкаешь и начинаешь нести смертьтак же просто, словно косишь траву: не задумываясь ни о чем. Даже кошмары перестали донимать. Это ужасно, правда?»


Дождя в этих местах уже давно не было, и иссохшая земля на дороге превратилась в пыль.
Солдат остановился у колодца, и, набрав ледяной воды, принялся жадно глотать ее прямо из ведра. Вот она, живительная влага, самая вкусная, которую он когда-либо пробовал. Стояло невыносимое пекло. В такую жару вода была как-никогда кстати. Скинув рубашку, он поднял ведро над головой и окатил себя с головы до ног, сладко пофыркивая. Взбодрившись и мысленно поблагодарив природу за такой чудесный дар,путник направился дальше.

«Здравствуй, родная! Я несказанно рад был получить от тебя весточку. Приятно слышать, что вы справляетесь, хотя я прекрасно понимаю, что на ферме без помощи очень тяжело. Как бы я хотел сейчас быть рядом с тобой. Крепись, говорят, до конца войны осталось совсем немного и скоро я вернусь домой.
Ты даже представить себе не можешь, кого я видел! Друидов! Помнишь, однажды вечером мы сидели у окна и фантазировали, как же выглядят эти загадочные ночные эльфы? Наконец-то я их повстречал! Застать самого Малфуриона Ярость Бури мне не удалось, мы разминулись с ним всего на несколько часов, нозато ясмог пообщаться с другими друидами. На самом деле ничего особенного в них нет, но когда они перевоплощаются в гигантских котов и просто раздирают врага огромнымиклыками и когтями,вызывают восхищение и невольное уважение. Сколько ярости в них и рвения, сражаются, словно не на жизнь, а на смерть! Смотри мне, не подпускай к себе никаких подозрительных котов, которые прибьются к дому. А вдруг это ночной эльф?»


Только он подумал об этом, как где-то поблизости замяукал кот. Воспоминания о свирепом рыке огромных кошек заставили его слегка улыбнуться. Этому котенку еще расти, и расти до настоящего друида.

«Милая моя, где же та великолепная настойка, которую готовят твои золотые ручки дома? Сейчас она бы не помешала. Уже который день отойти не могу от телепортации: такое ощущение, будто все клетки моего тела решили распасться, как бусины твоего ожерелья.
Что случилось? Да явился к нам какой-то маг, чтобы портал сотворить. Я думал, что портал будет огромным, высотой в несколько метров - прошел и не почувствовал. А это оказалась мутная, едва различимая пелена, в половину человеческого роста. И как сквозь эту кроличью нору пролезть?
Но пройти через нее, хотели мы или не хотели, все же пришлось. Чародей обещал, что все пройдет быстро и безболезненно. Но на деле это оказалось совсем не так: ощущение, будто тебя колотят, размалывают, расщепляют на тысячу осколков, а затем снова собирают.
И вывалился из этой чертовой дыры таким обессиленным, словно по мне целый табун лошадей пробежал. До сих пор все как в тумане. Уж лучше бы мы три дня пешком все это расстояние прошли, чем путешествовать таким образом.
А магу хоть бы что! Отряхнулся, портал закрыл и дальше, как ни в чем не бывало, пошел, представляешь? Но ты не переживай, сейчас уже намного лучше, а назавтра и вовсе поправлюсь».


Стараясь отбросить неприятные воспоминания, путник случайно заметил оранжевую тыковку, показавшуюся на поле. Должно быть, этотыквенная ферма Хмуроброва. Не зря ее так окрестили -хозяин вечно хмурый был, пытаясь спасти свой урожай от тыквокрадов, и постоянно бубнил про себя: «Опять эти толпы юных кулинаров из Штормграда воруют тыквы с моих полей. Мало им делянки на сервере столицы, еще и сюда слетаются, как пчелы на мед».
А все из-за нового штормградского повара – Флея–с его треклятым рецептом оладий. Придумал же, натаскивать молодое поколение на воровство!
Улыбнувшись, этим воспоминаниям, солдат повернул в сторону Фермы Мольсена.
Каждый шаг, каждая минута приближала его к родному дому.

«Прости меня, любимая, что я не писал так долго. Там где мы побывали не то, что почты, вообще совершенно никакой жизни не было. Один только камень и огонь. Всюду из-под земли вырываются потоки раскаленного добела пламени, а воздух обжигает легкие при каждом вдохе.
Очень грустно, что многие ребята, с которыми я успел подружиться за долгое время, пали в битве с Повелителем Огня. Не знаю, как обыкновенными словами можно было бы описать это создание. Рагнарос, дух безумного пламени, пожирающего и уничтожающего каждого, кто посмеет к нему прикоснуться… Что против него могли сделать обычные люди?
Мы уже было потеряли надежду, веру в свои силы и, казалось, что проиграли… Но вдруг появились маги. Они вытворяли там совершенно немыслимые вещи… И, после долгой схватки, смогли погасить всепоглощающий Огонь. Мне становится стыдно, что в прошлом письме я заклеймил их позором…
Как бы мне сейчас хотелось обнять тебя, прижать крепко-крепко, и никуда не отпускать… Никогда… Но я верю, верю что вернусь, и мы скоро встретимся. Верь в это и ты, лишь твоя любовь и вера оберегают меня от неминуемой гибели… »


Вытирая проступивший пот со лба, путник перекинул мешок на другое плечо. Солнце сегодня необычайно горячее, но даже оно не сравнится с тем адскимпламенем, которое сжигало все живое, не оставляя после себя ничего… даже пепла…
Было странно, что по дороге солдату не встретилось ни одной живой души. Наверное, из-за невыносимой жары все попрятались по домам.
Увидеть бы ее, обнять, узнать, что с ней все в порядке…

«Каждое твое письмо, как бальзам для моего сердца, милая.
Письма к нам стали приходить все реже и реже, и мне даже завидовать стали, ведь ты так часто пишешь.
Красивые все же существуют драконы. Я даже и представить себе не мог, насколько они сильны и великолепны. Даже их имена… Нефариан…
Помнишь, ты мне часто говорила, что никогда никуда не надо спешить, а каждое действие нужно обдумывать. Недавно на горьком опыте мы убедились в истинности твоих слов. Это случилось в том ужасном месте – в Твердыне Крыла Тьмы. Группа ребят, не дожидаясь приказа, решились подобраться поближе - вблизи посмотреть на знаменитого черного дракона.Увидели… одним взмахом своей чудовищной лапы он убил всех. Жалко ребят, совсем еще юные, неопытные были…
Знаешь, ястал все чаще задумываться о смерти и спрашиваю себя, как бы я хотел умереть? Наверное, вот как они – быстро и безболезненно».


Солдат Альянса пнул ногой камушек, который покатился по дороге, оставляя за собой пыльный след. Горько было вспоминать все это, хотелось навеки забыть этот ужас, но некоторыедетали прочно врезались в память.
Он никогда этого не сможет забыть…

«Надеюсь, у вас все в порядке? От тебя уже давно не было никакой весточки, хотя и почта к нам почти перестала приходить. Надеюсь, она не подведет и доставит мое письмо к тебе.
Я получил свою первую серьезную боевую рану и теперь уже точно стал неотразимым мужчиной, ведь шрамы нас украшают. Сама увидишь, как он великолепно смотрится на мне. Товарищи говорят, что я просто родился в рубашке.
Сейчас, пока рана не зажила, я валяюсь без дела. Много раз пыталсясказать друидам, которые за мной ухаживают, что я жив и здоров, готов вновь ринуться в бой хоть сейчас, но они не верят и не отпускают.Чувствую себя пленником, даже обидно».


В лицо дохнул прохладой легкий ветерок. Небо начало заволакивать густыми свинцовыми тучами, которые одна за другойто скрывали светило, даруя благодатную тень, то вновь давали ему нести свои жаркие лучи к земле.
Солдат шел по дороге, совсем не чувствуя усталости. Его поддерживало единственное желание наконец-то добраться до родного дома.

«Нас отправили в Сумеречный Бастион. Снова пришлось воспользоваться услугами магов, ибо обычными способами, по земле, в это место не добраться.
К нам присоединилось много новичков. Молодые ребята только-только подросли для службы и уже страстно желают почувствовать запах битвы. Глупые. Я с сожалением смотрю на этинаполненные надеждойлица, - совсем скоро они изменятся, поняв насколько жестока и беспощадна война... Если выживут…
Да, враг оказался очень коварен: сумасшедшие культисты в легких одеяниях, казалось бы, что они смогут сделать?Но лишь только началось сражение, как нас тут же окутал сумрак… Из темноты возникли каменные элементали, а культисты преобразились в ужасных драконоподобных существ…
Страшная была битва, много врагов полегло, но и наших немало…
Замечая, как падает поверженный вражеским клинкомсобрат по оружию,начинаешь сражаться еще яростнее. Ты понимаешь, чувствуешь, знаешь, что должен отомстить, должен истребить каждого недруга, чтобы он не смог принести еще больше смертей и разрушения. А после, когда исступление битвы рассеивается и приходит понимание, что друзей уже нет, они мертвы и никогда не вернутся, начинаешь ощущать такую скорбь и горечь, что просто не хочется жить. Я же был рядом с ними и не смог их защитить... Каждый раз, после тяжелого сражения, возникает ощущение вины, и я ничего не могу с этим поделать. Словно это я виноват в том, что их убили, а я - остался жив. А иногда просто хочется погибнуть в бою, но перед последним шагом в объятия смерти меня останавливает твой образ, любимая, твои сияющие глаза, воспоминания о теплых объятиях и поцелуях. Тогда я понимаю, что живу только ради тебя и буду жить, потому что ты ждешь меня.
Я обязательно выполню свое обещание, я обязательно вернусь...»


Солдат тяжело вздохнул и ускорил шаг. Еще немного, и долгий путь будет завершен, - он будет дома.
Собиралась гроза. Это не удивительно, ведь весь день так сильно припекало. После страшного зноя было бы хорошо освежиться.

«Почему ты молчишь, милая? Почему не пишешь? Случилось что-нибудь?
Думаю, чтоэто всего лишь почтовый голубь, не сумел преодолеть расстояние до Нордскола, и заблудился где-то. Очень надеюсь, что с тобой все в порядке…Без твоих писем тоска по родинестановится еще сильнее и мучительнее.
Катаклизм близится к своему завершению. Воины Альянса теперь уповают на удачу в битве с самимСмертокрылом.
Никогда не думал, что перед финальным сражением за Азерот, я буду биться плечом к плечу с орком. Говорят, он великий шаман, который может остановить Катаклизм и Разрушителя. Шепотом все зовут его Го’эл, но мне он напоминает Тралла, бывшего вождя Орды, который недавно покинул свой пост. Не знаю, разве может лидер этой кровожадной орды быть таким… необычным?
Сейчас я нахожусь в Храме Драконьего Покоя, в заснеженном Драконьем Погосте. После долгой жизни в местах, где снега почти никогда не бывает, очень странно видеть бесконечные ослепительно белые пустоши.
Здесь очень много драконов: красные, синие, зеленые и даже золотые. Просто великолепное зрелище наблюдать за ними, особенноза их грациозным полетом. Тебе бы понравилось, но меня эти чудеса удивляют все меньше и меньше.
Никогда бы не подумал, что буду скучать по твоему почерку. Мне очень не хватает сейчас твоей поддержки... Милая, ответь, пожалуйста…»


Скинув дорожную, сумку на землю, которая звякнула металлом, солдатвыпрямился, вглядываясь в сторону дома. Еще немного, еще совсем чуть-чуть…
Присев на корточки у обочины, он сгреб немного почвы рукой и растер ее между пальцами -горячая и сухая, но пышущая силой и плодородием – что еще нужно обычному человеку?
Поправив выпирающую из сумкирукоять меча,путник задумался о чем-то и продолжил свой путь.

«Здравствуй,родная. Меня очень тревожит отсутствие писем от тебя. Снятся кошмары, но я старюсь в них не верить.
Через пару дней, но когда – еще никто не знает, нас ожидает великая битва, которая и решит судьбу Азерота. Это очень важное время для всех нас, наступает переломный момент войны...
Меня назначили в отряд охранников того орка, о котором я уже писал. Все-таки им оказался сам Тралл.Оночень странный тип: постоянно погружен в свои мысли, часами медитирует в одиночестве. Но меня больше всего поразила та легкость, с которой он общается с солдатами Альянса, как с равными себе. А в его открытом взгляде, без доли надменности, чувствуется неподдельная искренность,
Надеюсь, мы победим, и я совсем скоро вернусь домой, к тебе... Как же я соскучился. Одна только мысль о скорой встрече с тобой придает мне сил - появляется желание яростно сражаться и победить любой ценой.
Писать, наверно, больше не смогу, сама понимаешь, свободного времени становится все меньше и меньше. Но ты пиши, я с нетерпением буду ждать от тебя весточки. Хотя бы какой-нибудь…
Благослови на этот бой и знай, как бы он не окончился, я люблю тебя.
Мысленно целую и обнимаю».


Когда Смертокрыл с помощью Души Дракона был уничтожен,и его безумие поглотили бушующие потоки Водоворота, все испытали несказанную радость от того, что, наконец-то, победили. Сначала никто не мог поверить в реальность этого невероятного события.Но постепенно, с новым вдохом мысль о победе наполняла каждого героя, который своими нечеловеческими усилиями привел войско Азерота к этому моменту.
Нет больше Крыла Смерти, заслоняющего солнечный свет, нет больше Разрушителя судеб, нет больше Черного Аспекта. Азерот спасен. Азерот ликовал.

Но, лишь у одного героя эйфория победы смешалась с тревожнымипредчувствиями. Что же случилось? Почему нет известий с родины? Эти вопросы мучали его каждую секунду бытия и являлись страшными кошмарами во снах.

А сейчас он шел вперед, подгоняемыйодной лишь мыслью, что совсем скоро увидит свою любимую, убедится, что все его опасения были напрасны,а виной всему лишь пережитая кровавая война.

Пройдя по знакомой тропинке к своему поместью, путник остановился.
Словно пытаясь отвести наваждение, не веря своим глазам и надеясь, что это всего лишь обман зрения, он встряхнул головой.
Вместо цветущего сада, вместо аллеи,ведущей к уютному домику, вместо просторного плодородного участка, на котором, как рассказывалалюбимая Мия, должна была расти рожь, вместо зеленой плантации он увидел огромное поле совершенно черной выжженной земли. Словно погасший огонь Огненных Просторов вновь разгорелся и в бушующем порыве сжег все на своем пути.

Что это?

Очнувшись от потрясения, путник заставил себя сделать пару шагов вперед, но ноги не слушались его. Он забыл, как дышать, а сердце словно остановилось на мгновение и похолодело, сжимая грудьневыносимой болью.

Услышав чьи-то шаги, он со всех ногбросился в ту сторону, выронив на бегу мешок. Это был маленький седой фермер. Схватив перепуганного старичка за воротник, путник, словно обезумевший,стал его трясти, но, опомнившись, тут же отпустил.
- Что здесь произошло? – голос его срывался. – Что? Отвечайте!
Бедный фермер сначала и не понял, что он него требует этот странный помешанный мужчина. Но, заметив, как негодование на его лице сменилось скорбью, все понял.
- Это случилось ночью, - ответил старик. -Мы сами поначалу и не сообразили, что произошло. Словно сам адвырвался наружу: низвергшийся с небес древний огонь уничтожил все.
- Смертокрыл, - прошептал солдат, опуская руки - А хоть кто-нибудь выжил? – упавшим голосом спросил он.
- Я не в курсе всего, - старик снял прохудившуюся шляпку перед ним. – Это произошло так быстро, была суета, паника…

По шраму на лице, закаленном сражениями, по цепкому и настороженному взгляду, по силе тяжелых рук, пожилой человек понял, что перед ним стоит солдат.

- Послушайте, - произнес старик, чувствуя глубокое сострадание к человеку, который потерял практически все. – Мне,правда,очень жаль…

Но солдат Альянса его уже не слышал. Позабыв о старике, он повернулся к пепелищу и направился куда-то, сам не зная куда.
Не находя больше сил двигаться, он упал на колени, руками сдирая с земли слой пепла и грязи.
- Почему? – прохрипел он еле слышно.– Почему именно такой ценой?
Горячая земля обжигала пальцы, но ему было уже все равно. Он хотел, чтобы на него, беззащитного, сейчаснапал любой из тех противников, которых он победил, и вырвал сердце из его груди, чтобы не было так больно, чтобы не чувствовать, как горькие слезы застилают глаза, как останавливается одинокое сердце, ведь ему больше не для кого биться. Нет… только не это…
В воображении возник образ легкой и воздушной, будтополевая ромашка, девушки. Вбелоснежном платье, она бегала по полю, раскинув руки, словно в полете. Слышался ее звонкий, словно пение весенних птиц,смех… Солдаточень хорошо помнил,один из самых счастливых моментов жизни, когда свосхищением он наблюдал за ней и, не выдержав, подбежал, подхватил на руки и закружил...

А теперь…
Теперь он даже представить не мог, что его дорогая Мия… его любовь… его единственная опора и смысл существования… его жизнь покинула его…
За что?
Зачем ему самому теперь жить? За что сражаться?

Он стал шептать строчки, которые помнил наизусть, строчки стихотворения из ее письма, которое бережно хранил на груди:

Приди ко мне, мой образ милый,
Виновник горестных страниц.
Как прежде - дьявольски красивый,
Рукой коснись моих ресниц.

Какое счастье он испытывал каждый раз, когда шептал их, даже перед боем он вспоминал эти строки, словно они обладали какой-то магической силой, придающей ему сил, дарующих веру в самое лучшее.

И приласкай меня неспешно,
Щекой прижмись к моим очам.
И обними так властно, нежно,
Как я мечтала по ночам.

Он помнил, как нежны были ее пальцы, прикасавшиеся к его лицу, какой искренней любовью и теплотой лучились ее глаза, когда он смотрел в них.

Вцеплюсь в тебя, мое спасенье,
Как утопающий во льдах,
Не испарилось бы мгновенье
Вновь с поцелуем на губах...

Хотелось руками разорвать это наваждение, оборвать оковы, опутавшие его… Ему хотелось верить, что всеэто страшный сон, который растает с рассветом…
Ему казалось, что мир внезапно разбился на сотню осколков и перестал существовать. Ведь без нее нет смысла дальше жить, она была его вселенной…

Лишь встретившись нечайно взглядом,
Я все пойму и все прощу.
Будь только ты со мною рядом...
Я никуда не отпущу...

Вернувшийся с войны солдат, герой Альянса, погибель Разрушителя никого и ничего не видел… Он молчал, отрешенно уставившись в одну точку, но внутри все готово было сорваться в безумном порыве. Его бил озноб, а в голове звучали строки из ее стихотворения…
Сквозь тяжелые мысли, солдат услышал, тихий шепот знакомого голоса:
- Матиас, - позвало его видение, а он не мог обернуться, боялся, что это всего лишь игра его воображения… А может… так оно и есть… Может, он и правда сходит с ума?
Кто знает…
Нужно лишь только обернуться…
Если его сердце и правда, остановилось, то этот голос – единственное, что он желал услышать после смерти…

Вернуться к списку рассказов...

Комментариев нет: