вторник, 28 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/31

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«Странная мгла или зов Эонакса»

Автор: Минерва@Разувий

«...Я - Смертокрыл, Разрушитель, конец всего сущего, неизбежный, неотвратимый... Я - КАТАКЛИЗМ!» - орал Смертокрыл, судорожно цепляясь своими конечностями за остатки скал перед Водоворотом. Бушевал шторм. Но что это? На скалах, терзаемых бушующими волнами, в клубах пара, что оставлял ливень, испаряясь с раскаленной брони чудища, сражался отряд существ. Израненный медведь, свирепо вцепившись зубами в мерзкое щупальце, весь перемазанный кровью чудовища, из последних сил кричал жрецу:

- Айлендерс, ты должен исцелить меня прямо сейчас! Ещё немного, и Нелтарион должен пасть! Маги, искажайте время, выпускайте копии! –и жрец - нежить, сложив руки в немыслимом пируэте, начал читать сильнейшее заклинание - Божественный гимн, высвобождая огромное количество Силы Света, исцеляя раны своих соратников. В то же время два мага в сияющей дымке чар разбились множеством зеркальных отражений самих себя, а потом начали искажать реальность, вплетая в неё хитрые узоры чародейских вспышек. А потом последние остатки страшных лап Смертокрыла соскользнули в ревущую бездну, и огромная голова твари в последней попытке уцепиться за существование в этом мире, рухнула на скалу, цепляясь огромными зубами за камни.

- Он попытается собрать свою кровь, чтобы восстановиться! - крикнул маленький гоблин - охотник, на ходу выпуская стрелы, и направляя своего верного зверя атаковать дракона.

- Зви! Задержи кровь ловушкой, пока я выращу грибы под ней! - это кричала большая рыжая сова, осененная солнцем. В тот момент отовсюду начали появляться тысячи раскаленных крупинок крови умирающего дракона, но ловко брошенная охотником ледяная ловушка, замедлила угрожающий поток, стремящийся быть поглощенным чудовищем, тут же под мерзкой субстанцией начали разрастаться невиданные грибы, которые тут же взрывались, не оставляя ни единого шанса этим сгусткам. А потом маги, выпустившие финальный залп чародейских стрел и воин, сделавший героический бросок, лишили чудовище воли к жизни. В финале Тралл выпустил ослепительный луч света из Души Дракона, к которому присоединились потоки магии всех четырех Аспектов, и Смертокрыл с ужасным воем упал в Водоворот. Навсегда.

- Аыуыаыаъ! - издала сова воинственный клич на звучном совином языке. К её голосу присоединились еще девять радостных голосов боевых товарищей, ведь Зло, грозившее целой планете, было, наконец уничтожено. К героям подошел Тралл и спустились Аспекты, приняв гуманоидный облик. От этих существ исходило слабое сияние, которое постепенно таяло. А потом радостные речи и поздравления слились с победной Песней Жизни, которую исполнила Алекстраза.

Пока вся эта толпа ликовала по поводу такой долгожданной победы, рыжая сова тихо превратилась в свою Изначальную форму троллихи, и тихонько телепортировалась в одно укромное, малоизвестное место. Совы любят сидеть в гнезде, если конечно, их не тревожат и не отправляют спасать мир.



В пещере было темно и тепло. В этом полумраке разгадывалась нехитрая обстановка помещения - камень в качестве стола, на котором в миске лежали горкой разноцветные фрукты, и куча веток, пуха и перьев (что служило отличным гнездом по мнению самой совы). Минерва (а именно так звали нашу сову) по-птичьи встряхнулась, быстрым исцеляющим прикосновением излечила раны, полученные в недавнем бою, и устало произнеся: «Аыа», - рухнула в гнездо и тут же уснула.

Уютное большое гнездо ласково качало на волнах сна. Несмотря на тяжелые битвы, сову никогда не мучали ни кошмары, ни мороки с галлюцинациями и видениями, ни прочая чушь. Но... Всему хорошему свойственно заканчиваться, и вот, в прекрасный сон о жарких Сен'Джинских пляжах, на которых водят хороводы тролли-совухи, начала потихоньку вклиниваться какая-то непонятная мгла, постепенно усиливаясь, приобретая странный, лиловый оттенок…



- Хватить спать! - громко протрубил здоровенный тролль и укусил Минерву за ухо.Это был не кто иной, как пронырливый следопыт Шампунь.

Пару лет назад он появился в окрестностях Хири’Ваты, весь израненный и обессиленный, где его и обнаружила сова, приютила и выходила у себя в пещере. С тех пор благодарный тролль крепко привязался к Минерве, и каждое утро кормил её свежей сельдью, от которой птица была в восторге.

- Аыуы! Ой, то есть доброе утро, - слегка сбившись на совиный, ответила Минерва, и тут же почти забыла о странном сне, посетившем её ночью. Совам вообще редко свойственно запоминать какие-либо мрачные моменты. А разбудивший её бодрый тролльтем временем раскладывал на столе свежую сельдь, овощи и хлеб, так же вдобавок к нехитрому завтраку из недр котомки появился на свет кувшин отличного дворфийского пива.

- Представь себе, Смертокрыл повержен нами! – Похвасталась Минерва, - Артас его подери, кажется, он подпалил мне часть перьев, - сказала троллиха и тут же для наглядности, обернулась рогатым рыжим совухом. Большая птица тут же озабоченно начала расхаживать из стороны в сторону, пытаясь заглянуть себе за спину, дабы исследовать хвост на предмет повреждений. Шампунь погладил птицу, и уверил, что повреждения перьев на хвосте совсем незначительные по сравнению с тем, какой героический поступок совершила она и её друзья.

Не успев толком позавтракать, Минерва получила телеграмму, которую принес маленький огнежук.В послании говорилось, что её вызвают в столицу, к вождю. Пришлось срочно собираться – Гаррош ждать не любит, даже если это касается героев, спасших Азерот.

По прибытию в Оргриммар, Минерва встретилась со своими боевыми товарищами, которые были явно огорчены тем, что вчера она не пошла с ними в таверну, дабы отпраздновать такую долгожданную победу, на что сова огорченно продемонстрировала свой несчастный подпаленных хвост, явно пытаясь выпросить поглаживание. Далее, в главной крепости Орды, начались эпические почести, раздача ценных наград: орденов, золота и сияющих доспехов, за которыми не заставил ждать себя щедрый орочий банкет, плавно перетекающий в фейерверки на фоне красноватого дуротарского заката. Что ни говори – а умеют орки побеждать и праздновать свои победы!

В свою тихую пещеру Минерва попала далеко за полночь, и сразу же уснула крепким сном, глубоко зарывшись в мягкий пух. И снова ей снилась странная мгла, которая становилась все плотнее и плотнее, где-то в её глубине можно было различить мерцающие лиловые огоньки, странно двигающиеся вверх-вниз.

В это утро, проснувшись, сова не обнаружила привычного Шампуня. И селедки тоже не было. Зато на стене пещеры, было старательно выведено углем следующее послание: «Ушел в Альтеракские горы ловить тебе йети на ковер». «А и правда полезное дело – скоро зима», - подумала Минерва, и решила заняться вполне повседневными совиными делами, которыми обычно занимаются совухи, когда не спасают мир, а именно – рыбалка, сбор лечебных трав и уборка пещеры. В течение дня сове все же вспомнилась странная мгла во сне, ибо две ночи подряд – это уже не случайность, а почти закономерность. Так, в размышлениях о странных видениях, незаметно наступили сумерки - время спать. Вообще, совы – ночные птицы, скажете вы, и полагается им наоборот ночью бодрствовать, но вдруг война - а сов усталый? Впрочем, хорошенько выспаться так и не получилось – странная мгла появилась и на этот раз, только теперь она была все отчетливей и отчетливей, сквозь дымку начал просвечиваться темный крылатый силуэт, мерцающий пурпурными огоньками. И еще был странный, далекий, словно эхо, голос, шепчущий: «Я хочу быть с тобой, найди меня, поймай меня, если сможешь…».

- Шампунь? – Спросила сонная Минерва, очнувшись от становившегося все более навязчивым сна, - Аы?

Но в пещере было по-прежнему тихо, и, судя по отсутствию свежей сельди, следопыт еще не вернулся с охоты на йети. «Что же это мог быть за голос?» - спросила сова сама у себя. Но ответа не нашлось. И еды в пещере не нашлось тоже, зато после вчерашней рыбалки в кадке у входа в пещеру должна была плавать свежая рыба, за которой Минерва не замедлила отправиться. Каково же было её удивление, когда у входа она обнаружила перевернутую кадку, вокруг которой была разбросана рыба. Некоторые рыбины уже умерли, а несколько еще вяло трепыхались под припекающим утренним солнцем. Завтрак был безнадежно испорчен. «Проклятые мурлоки! - сразу пришло в голову сове, - Но почему они не взяли рыбу? Мурлок не будет нападать просто так». И тут она увидела огромное слово на песке, еще влажном от разлитой воды. Это слово было – Эонакс.

Слово было смутно знакомым, и почему-то отчетливо навязывалось в компанию к тем странным снам, которые уже третью ночь подряд снились сове. Пока она размышляла над этой взаимосвязью, из ближайшего перелеска вышел довольно радостный Шампунь, который в охапке тащил гигантскую белоснежную шкуру йети. Не забыл он так же и о сельди, связка которой висела у него на плече.

- Вот, посмотри, какую великолепную шкуру я добыл для тебя! – восторженно заявил следопыт, - и селедки, наижирнейшей! Ой! А что это у тебя тут? – он с удивлением уставился на разбросанную рыбу.

- А у меня тут Эонакс… - задумчиво произнесла Минерва, - ты что-то знаешь об этом?

- Хмм.… Кажется, моя покойная Зуль’Аманская бабушка рассказывала мне в детстве сказку о странном мире под землей, где раз в тысячу лет появляется огромный светящийся дракон, и тому, кто найдет его, он покорится и станет верным спутником навсегда. Говорят, что дракон сам выбирает себе хозяина, и зовет его к себе, в эту мрачную страну - Поздемье. Только вот никто не знает, как попасть туда иначе, чем через Водоворот, где вы отправили Смертокрыла на покой. Но я думаю, что все это – враки. Моя бабка была ещё той шарлатанкой, и какие только ухищрения не придумывала она для того, чтобы заставить меня есть жабью кашу. Фу-у-у-у!

- В каждой сказке есть доля правды, - ответила Минерва, и, ухватив связку с сельдью, отправилась завтракать. Но в совиной голове уже созрела безумная мысль о походе в Подземье на поиски странного дракона.Шампуню она, конечно же, говорить ничего не стала – очень не хотелось тащить его с собой в Водоворот. Вдруг там с ним случится какая-то беда? Кто тогда будет добывать ей сельдь на завтрак?

Итак, сборы были не долгими, и в полдень, собрав нехитрый совиный скарб, Минерва обратилась в птицу и устремилась в сторону Великого моря, в центре которого и находился зловещий Водоворот.

Несколько дней назад, когда Минерва и её друзья, старательно уничтожали Зло в лице Разрушителя, их отряд попал к Водовороту при помощи вражеского корабля Альянса. Сейчас же такой возможности не представлялось, нужно было иначе преодолеть этот путь. Стоя на берегу огромного бушующего моря, она уж было подумала, что вся её затея – это сущая глупость, основанная на сказке, как вдруг она услышала голос: «Найди меня, я буду на мерцающих пустошах, я ждал тебя тысячу лет». «Ого, - подумала Минерва, - видимо бабка была права».

Тролли –изворотливые типы. И нет безвыходных ситуаций.

«Ну конечно! Как я могла забыть о мощи тайной магии!» – вспомнила Минерва о том самом маге, который стойко сражался с ней плечом к плечу уже долгое время.

- Энзо!ЭНЗО! – позвала она громко, - Энзо, мне очень нужна твоя помощь!

Вдруг воздух наполнился синеватым мерцанием, которое усиливаясь, материализовало перед ней немного недовольного мага, который держал в руках упитанного кролика. Наверно, сова отвлекла чародея в тот момент, когда он собирался поужинать.

- Я знаю, тебе нужен портал в Водоворот, - немного скучным голосом сказал маг. Скучным это оттого, что он, видимо, уже знал исход данного мероприятия, как, впрочем, и будущее всего сущего на этой планете. Вот и скучал от своего всезнания. Хотя, он никогда никому и ничего не рассказывал. Ох уж эти маги!

- Меня зовет странный голос, хотя, как я вижу, ты уже в курсе, - объяснила сова, - открой, пожалуйста, портал.

Маг вздохнул, испарил куда-то кролика, и, хрустнув костяшками пальцев, сотворил мерцающий овал, внутри которого виднелись размытые очертания бушующей бездны.

- Спасибо, - радостно произнесла сова ишагнула в портал. Маг загадочно улыбнулся, и растворился в наступающих сумерках.



Море бесновалось как в прошлый раз. Волны, шипя и вспениваясь, врезались друг в друга, разбивались, закручивались и уносились в огромную бездну. Наступала ночь над Водоворотом.

Минерва была, конечно, не из робкого десятка, но одно дело бегать по краю и спасать мир, заталкивая само Зло в пучину, и совсем другое - прыгать туда самой. Хотя, если Энзо никак не предостерег, значит, наверно это не совсем смертельно, ну, разве что чуть-чуть. Да и в самом деле, ему же не выгодно будет погубить такую замечательную боевую сову – с кем он тогда будет нападать на врагов Орды? И Минерва, обратившись в стремительную птицу, взмыла над Водоворотом, и камнем упала в самый его центр.



Было темно. И ужасно пахло паленым мясом. Кое-как очнувшись, Минерва попыталась встать. Это получалось с трудом, так как она попала в кучу каких-то ужасно воняющих лохмотьев. Когда выбраться удалось, сова обнаружила себя на куче останков…СМЕРТОКРЫЛА! Который, впрочем, был абсолютно мертв, и ему было все равно. Но это было не главное. Главным было небо, вернее, его отсутствие. Вместо него ярким красновато-желтым светом ярко сиял купол бескрайней пещеры с черными стенами, усыпанный миллиардами кристаллов, переливающихся всеми цветами радуги. Вокруг, насколько было видно, стояли (или произрастали) гигантские колонны, которые постоянно меняли форму, и от этого казались живыми. Вдалеке, на горизонте, виднелся высокий, до самого купола дворец нефритового цвета. Из верхнего шпиля дворца бил яркий столп света, устремляясь в сияющие вершины свода. «Ух ты! И вправду как из бабушкиной сказки, - подумала Минерва, - а куда же мне теперь идти? Голос говорил про мерцающие пустоши – как мне их найти?» И тут же в голове раздался голос, ставший теперь уверенно отчетливым: «Иди в сторону Храма Земли, через поля василисков, и когда тень от храма падет на север, ты встретишь меня». «Все чудесатее и чудесатее», - подумала Минерва, и, обратившись в стремительную птицу начала свой путь в сторону Храма Земли. Через некоторое время, когда сова уже перестала восхищаться нереальными красотами этого чудесного подземного мира, она чуть было не натолкнулась на огромного великана. Да и немудрено – огромный, словно высеченный из того же камня, что и своды пещеры, он был весь покрыт россыпью драгоценных камней, а борода состояла из гигантских грибов, гирляндами поросших вокруг его могучей челюсти. Он выкинул своюручищу вперед и поймал Минерву.

- Кто-о-о осме-е-е-елился тревожить меня-я-я, Озрука, сына Матери Земли? – прогудело существо низким басом, отчего камни на его теле тонко-тонко зазвенели.Почти оглохнув, сова собралась с духом и решила честно рассказать великану причину того, почему она находится здесь:

- О, Великий колосс, я здесь, потому что меня позвал Эонакс, и я иду за ним! Можешь ли ты подсказать мне путь к мерцающим пустошам?

Великан на мгновение задумался, а потом произнес:

- Ишь ты, мелкая букашка, неужели Эонакс в этот раз выбрал тебя? Ну что ж, я помогу тебе, если ты поможешь мне. Видишь, в моих ногах повадились строить норы проклятые трогги? Прогони их, и я отведу тебя к Эонаксу. И каменная рука выпустила сжатую до полуобморока птицу.

Минерве, вобщем – то дважды повторять не пришлось. Опыт борьбы с мелкими зловредными существами имелся огромный. Частенько в её пещеру приходили местные жители с просьбами истребить то Дыбогривов, то Мурлоков, то Кобольдов. Опустившись на уровень ног великана, она и вправду заметила как маленькие существа, с метр ростом, точно муравьи, лазали туда-суда по ногам великана и маленькими молоточками выдалбливали ему ноги. Кое – кто из них уже преуспел, и сидел, довольно высунув рыльце из глубокой норы.Что же сделала наша сова? Как и любой боевой совух, Минерва всегда носила с собой пару тройку боевых зелий, вот и сейчас, выпив одно (а больше и не потребовалось бы), сова, призвав силы лунных и солнечных затмений, обрушила звездопад на ничего не подозревающих паразитов. Трогги визжали и кричали, когда цепкие звезды, падали им на головы, доставая в самых глубоких норах, а когдау них под ногами начали вырастать дикие грибы – то и вовсе кинулись врассыпную, что-то панически крича на своем странном языке.

- Аыуууаыаыаъ! – крикнула им вдогонку сова и, пользуясь случаем, осмотрела свой хвост. А ничего так, подрастают пёрышки. Затем она взлетела на уровень головы великана и…с удивлением обнаружила, что он спит. Вот досада!

«Иди за троггами», - вновь раздался голос в голове. Минерва посмотрела вслед удирающей, что было мощи толпе несчастных существ, с удивлением обнаружив, что некоторые из них оседлали белых ящериц. «Точно! Василиски! – пронеслось в голове. И она полетела вслед за ними. Через некоторое время ландшафт начал меняться, множество «живых» каменных столбов уступили место белому известняку, перемежающемуся небольшими лужицами. Со сводов пещеры в эти миниатюрные прудики, словно в зеркала, смотрелись сталактиты, иногда лениво роняя капли воды вниз, отчего повсюду разносился звук падающих капель. Около луж и в них лениво лежали белые василиски, словно загорая на курорте. Хотя, кто знает, может быть для них это и был курорт. Минерва сначала хотела подлететь поближе, чтобы рассмотреть этих интересных существ, но уже почти привычный голос в голове предостерег: «Не смотри им в глаза, иначе ты станешь камнем. Лети дальше, на север», - и сове не оставалось ничего более как следовать голосу. Ну не становиться же каменюкой в этой странной компании ящериц.

Минерва уже почти выбилась из сил, когда заметила, что Храм Земли стал намного ближе, и уже была видна длинная черная тень от него, которая указывала на север. Местность изменилась абсолютно – теперь совиному взору предстала бескрайняя, белая – белая, местами мерцающая пустыня. «Я уже близко», - подумала она, как вдруг перед её глазами возник тот самый силуэт из сна, весь в клубах сумрачной дымки. Откуда-то изнутри сгустка ярко мерцали пурпурные огоньки.

- Ну что, полетаем?! – раздался кристаллический, словно замороженный голос, уже не в голове. И из дымки появился он. Эонакс. Это был дракон, очень большой дракон. Цвет его шкуры был непередаваем цветами палитры – он переливался из темно-зеленого в золотисто-серый, потом в серебряный и графитовый, тело и крылья были усыпаны яркими пурпурными кристаллами-огоньками, которые непрерывно мерцали. Взмахнув огромными крыльями, он произнес «Эхок!», и, к удавлению Минервы, она тотчас же оказалась на спине Эонакса. Дракон бешено рванул вперед.

- Удержись, если сможешь! – дерзко крикнул он, устремившись с почти космической скоростью вперед, потом вверх, к острым кристаллам свода. Минерва сначала чуть не упала, но в голове промелькнула мысль: «Я проделала такой долгий путь не для того что бы так глупо рухнуть вниз, и напустив на себя каменную кожу, крепко вцепилась всем четырьмя конечностями в чешую Эонакса. Дракон, тем временем и не думал сбавлять скорость, он со всей своей драконьей мощи рвался вперед, делая мертвые петли и стараясь скинуть сову. Эта безумная гонка продолжалась, кажется, вечность.Временами Минерве казалось, что еще немного, и они врежутся в стену, или она соскользнет на острые скалы, но сова крепко продолжала держаться, если уж бороться, то до победного! Внезапно дракон остановился. И засмеялся кристальным смехом:

- А-ха-ха-ха-ха! Давненько за миллионы лет я не встречал такую упорную троллиху! Я видел вас, когда вы победили Смертокрыла, и выбрал тебя из тех десяти, что сражались там, наверху, потому что существ, более странных, чем сова, я не видывал ранее! Ты доказала мне, что будешь достойным наездником, спасительница Азерота!

- А я, было думала, что ты никогда не остановишься, - улыбнулась Минерва, - а теперь давай выбираться отсюда, раз уж ты решил летать со мной. Там, наверху, восхитительный мир, полный новых побед и открытий. И Шампунь, наверное, добыл нам связку чудесной сельди. Ты любишь сельдь, Эонакс?

Вернуться к списку рассказов...

10 комментариев:

Анонимный комментирует...

Все чудесатее и чудесатее! :)

Уно комментирует...

Вот он, неповторимый стиль. :)

Анонимный комментирует...

а смертожоп разве не взорвался?)

Анонимный комментирует...

Взорвался)
Но полностью переписывать близовский вариант событий не очень интересно)

Анонимный комментирует...

отлично

тёмко комментирует...

Задумка рассказа может и неплохая, но тут возникает большущая проблема). Действие произведения происходит в Подземье, которое, как известно, не находится в Азероте, а отделено от него в древние времена, когда захватившие планету Титаны расселили стихийных принцев с их прихвостнями-элементалями каждого в отдельный мир.
ну и помимо этого, есть и мелкие промахи - орфография шалит отсутствием пробелов, некоторые слова плохо сочетаются по смыслу, но, повторюсь, взгляд глазами Трольки-друида очень не плох и, безусловно интересен))
С наилучшими пожеланиями, соперник - Темиарфон с Чёрного Шрама.

Анонимный комментирует...

Отсутствие пробелов - баг ворда.
Согласно правилам конкурса:
- сюжет должен разворачиваться во время событий, соответствующих "WoW: Cataclysm".
- жанр свободный, главное: выдержать время, к которому относятся описываемые в рассказе события.
- место действия: планета Азерот.

Именно в WoW: Cataclysm мы повстречались с Эонаксом и победили Смертокрыла. Место действия и планета Азерот в том числе, сова не все время проводит в Поздемье.
С ув. Минерва@Разувий.

тёмко комментирует...

Основное событие, тем не менее, давшее название произведению, не в Азероте

тёмко комментирует...

в прочем сам удивляюсь, почему введено такое ограничение, ведь катаклизм добавил нам и Подземье, и Трон Приливов, зато можно было писать о Вайшире)))

Den комментирует...

сова прикольная