среда, 29 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/32

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«Слёзы нежити»

Автор: Kolbasel

Старый Чейз яростноперемешивал булькающее варево в огромном котле. Чулан, стены которого покрывали толстые слои паутины, чьи создатели уже давно покинули эти гиблые земли, освещался лишь тусклыми ядовито-зелёными лампадками.

Запах гнили наполнял тёмное сырое помещение.

- Филипп! – Раздался противный резкий голос из-за спины алхимика.

Но даже этот похожий на скрип старых половиц крик не испугал отрекшегося.

- Принёс? – Спросил алхимик, глядя своими мёртвыми горящими глазами из-под полей рваной фетровой шляпы.

- Да, всё так, как ты и просил. – Ответил закутанный в плащ незнакомец. – Гипофиз мирмидона. Пришлось попотеть, чтобы достать эту дрянь.

- Тихо, тихо… - Чейз выставил ладонь вперёд, останавливая незваного, но долгожданного гостя. – Спасибо тебе, Бредли. Жаль, я никогда не видел твоего лица, спрятанного в этом железном ведре.

- Уверяю тебя, там нечем любоваться… - Ответил посетитель. – Дай мне то, за чем я пришёл.

- Сейчас всё будет. Давай добычу.

Посетитель с ведром на голове полез за пазуху и, недолго покопавшись, извлёк красный от крови свёрток. Он положил его на шаткий деревянный столик у входа и аккуратно развернул, тщательно отдирая окровавленную тряпку от драгоценного органа.

- Я принёс его из глубин Вайшира. – Продолжал «скрипеть» Гость. –Уже было подумал, что придётся идти в Трон Приливов, как мне улыбнулась редкая удача.

- Тебе всегда улыбается удача. – Пробурчал Филипп, осматривая товар. – Именно поэтому я и имею с тобой дело.

Хозяин поковырял длинным острым ногтем орган, и, поднеся его к глазам, хорошенько осмотрел.

- Состояние, конечно, не ахти, какое. Надеюсь, подойдёт.

Чейз подошёл к грязно-чёрному буфету, взял с полки стеклянную банку с красной жидкостью и бросил туда доставленный трофей.

- Состояние… - Проворчал голос из-под ведра. – Пфф… Ходил бы сам, если не нравится состояние. Давай сюда товар.

Филипп, с укором посмотрев на наёмника, открыл верхний ящик того же буфета и вынул оттуда маленький шприц с прозрачной жидкостью.

- С этого-то и надо было начинать. – Уже чуть более довольным тоном сказал Бредли. – Жутко уже захотелось этой твоей сыворотки, мочи нет.

Он деловито начал было закатывать рукав плаща, но аптекарь прервал сие действо:

- Где угодно, но не в моём доме. Мне и так в своё время крепко попало от Сильваны и её прихвостней. Сам понимаешь, ты ведь тоже между двух огней, старина. Думаешь, мне в удовольствие жить здесь, в Восточных Чумных Землях? Да ещё и рядом с Акерусом, чёрт бы побрал этих Рыцарей Смерти. Летают на своих костлявых уродах.

- А я думал, что вся Нежить только и мечтает о том, чтобы жить в Восточных Чумных Землях…

- Расхожий стереотип. – Лаконично буркнул Чейз, заглядывая в свой котёл.

- Смотрю, ты не в духе. Ладно, я пошёл. Если что, знаешь, где меня найти.

- Удачи. – Проронил алхимик.

«А я думал, что вся Нежить только и мечтает о том, чтобы жить в Восточных Чумных Землях…» - эти слова наёмника напомнили старику о тех днях, когда эти места назывались иначе. Да, он хотел бы, мечтал бы жить здесь… Жить, а не существовать, ибо быть ходячим трупом – не жизнь.

Ах, чего он только не делал, чтобы забыть о том, кто он такой – и варил дурманящие зелья, которые позже стал продавать искателям сомнительных удовольствий. Но не было средства, способного хотя бы чуть-чуть заглушить его боль. Боль, родившуюся одновременно с пробуждением в родительском доме среди урагана бушующей Чумы и армии Плети, чьи воины упивались своей безнаказанностью.Родившуюся с осознанием того, во что превратился он, первый красавец на всех фермах в округе.

Он помнил, как в четырнадцать лет познакомился с дочкой соседского фермера Полли.

В тот день ему было нечем заняться. Отец с матерью уехали в Лордэрон купить скобяных изделий в огород, да продать овёс и пшеницу, ибо год тот выдался на редкость урожайным. Отлынивая от работы, которую велел ему выполнить отец, Филипп покинул ферму и отправился по дороге в лес.

Обычно он был настолько домашним ребёнком, что за десять лет ни разу не покидал отчий кров, но сегодня был особенный день и мальчишка это почувствовал.Стояла ранняя осень, листья на деревьях только начинали желтеть и он, погрузившись в раздумья, совсем не заметил, как прошёл поросль насквозь и оказался на краю чужого поля.

- Привет. – Услышал мальчик из-за спины и, обернувшись, увидел красивую девочку.

- Привет, а ты кто? – Спросил он незнакомку, чьи длинные чёрные локоны вились до самой талии, а озорные зелёные глаза, обрамлённые огромными угольными ресницами, с огоньком и задором посматривали на незнакомца.

- Это я должна спросить, кто ты. – Строго сказала девочка. – Это моя ферма, а ты – мой гость, хоть и незваный.

- Прости. – Потупил взгляд Чейз. – Я пошёл в лес, задумался и случайно оказался на твоём поле. Меня зовут Филипп.

- Ты с фермы Чейзов?

- Да, оттуда…

- Мы проезжали с родителями её много раз по дороге в Лордэрон. Меня зовут Полли. Мама и папа говорят, что Чейзы – наши добрые соседи.

- Видимо, так и есть. – Пожал плечами мальчишка. – А ты была в Лордэроне, Полли?..

- Полли Мартинс. И, да, я была в Лордэроне.

Эта худенькая девчушка в коричневом в белый горошек платье держалась столь уверенно и непосредственно, что у юного фермера не было другого выхода, кроме как влюбиться в неё. Влюбиться раз и навсегда. Навсегда.



Чейз молча заглянул в котёл. Варево всё ещё бурлило на медленном огне, но успело сменить цвет на морковно-оранжевый.

Филипп выдвинул нижний ящик буфета. В нём лежал лишь один предмет – толстая книга в чёрном кожаном переплёте, от которой – и аптекарь это чувствовал – мощными потоками струилась магия. Как сказал библиотекарь Подгорода, книга эта некогда принадлежала Медиву и была добыта в самомКаражане.

Открыв том на заложенной странице, алхимик стал водить ногтем по жёлтой странице, испещрённой аккуратными письменами, в поисках заветных слов.

- Ага, нашёл… - Иногда он мог в одиночестве часами вести беседы с самим собой, раздумывая над поступками, что уже совершил, и над теми деяниями, что совершить ещё суждено. – Слёзы нежити, гипофиз мирмидона… Вроде бы, это последний ингредиент… Ах, Бредли достал его, как нельзя, кстати…

Достать слёзы нежити изначально представлялось Чейзу самым простым пунктом во всём списке нужных для зелья компонентов. Нужно было лишь вспомнить собственную историю.

Их любовь с Полли со временем лишь крепла. Каждый Божий день они по очереди ходили помогать друг другу на ферме, потом познакомились с родителями друг друга, и те пророчили сладкой парочке счастливую жизнь, брак и кучу маленьких детишек. Прошло четыре года с момента их первой встречи на поле Мартинсов, а чувства становились лишь сильнее, намекая на очевидное продолжение отношений молодых людей. Однако судьба распорядилась иначе.



Филипп очнулся от крика. Громкий, душераздирающий, полный животного ужаса, он звучал на всю округу, проникая в каждую клетку тела. И Чейз узнал, чей этот голос. Голос, что летел со стороны дороги из-за леса с поля Мартинсов.

Не обратив никакого внимания на то, что лежал на полу в прихожей, молодой человек вскочил на ноги и, распахнув дверь, бросился к дороге. Так быстро он не бегал ещё никогда.

Не замечал он и удивительной лёгкости в теле, и чрезвычайной своей выносливости, ведь всеми мыслями он был с любимой. Всей своей душой, что населяла бренное тело молодого человека.

Пулей миновав поле, он, ловко перемахнув через забор,выскочил на дорогу и тут же растянулся во весь рост, зацепившись ногой за что-то твёрдое. Взглянув вниз, увидел труп Биндо, их собаки, что обычно сторожила дом. Это был волчонок, найденный отцом однажды в лесу беспомощно ползающим вокруг трупа матери. Но всем, рано или поздно, всё равно суждено умереть. И даже ему.

Поборов в себе жалость, подстёгиваемый всё новыми криками возлюбленной, будущий аптекарь продолжил бег, сойдя с дороги и продираясь напрямую через кусты.

Когда он, оборванный и злой, вышел из поросли на край поля, глазам его предстала ужасающая картина.

Полли сидела на коленях, прямо на пашне среди загадочного золотистого тумана, что наполнял воздух приторным запахом мертвечины, а напротив неё стояло воплощение всех кошмаров, сумма всех страхов…

Оно было огромного размера, с тремя руками, круглой лысой головой и торчащими наружу внутренностями, сшитое из нескольких трупов порождение чьей-то страшной Силы. Именно тогда Филипп впервые увидел поганище. И, даже спустя много лет, проходя по улицам Подгорода мимо его добродушных охранников, он всякий раз вздрагивает, вспоминая этот момент.

- Эй, ты! – Бесстрашно крикнул он чудовищу, готовясь умереть за свою любовь. – Отойди от неё!

Молодой человек удивился, услышав свой голос – то был не голос пышущего здоровьем парня – то был сдавленный замогильный стон, раздающийся на кладбище в самую тёмную ночь года.

Поганище повернулось к незваному гостю.

- Отойди, не мешай. – Похоже, монстр и не собирался на негонападать. – Король-Лич приказал охранять её, пока не придут рыцари смерти.

- Помо… - Полли хотела было позвать на помощь, увидев рядом незнакомца, но, разглядев его, побледнела ещё больше. – Аааааа!!!!

- Девочка моя! Это же я! – Филипп почувствовал, как на его глазах выступают слёзы.

- Чудовище!!! Посмотри, что они с тобой сделали! – Кричала она возлюбленному, указывая на него пальцем.

И он посмотрел.

Он увидел, как от костей его отделяется плоть, как лезут трупные черви, съедая вместе с гнилью всякую надежду вновь стать тем, кем был раньше. Он осознал, что, сам того не желая, оказался за чертой. Между ним и его будущим навсегда встала плотная завеса ужаса.

В этот миг сверху раздался приближающийся шум крыльев, и на поле грузно сел скелет грифона, несущий на себе существо в уродливых чёрных доспехах.

- Я пришёл. – Прорычало существо глубоким гортанным голосом, оглядывая присутствующихгорящими синим пламенем глазами. – По приказу Короля-Лича. Она поедет со мной.

- Неееет!!! – Воскликнул Филипп, бросаясь к любимой, что смотрела на него стеклянными глазами. – Не отдам!!!



Годы прошли с тех пор, но в памяти старого аптекаря до сих пор крутились события дней, когда он был по-настоящему жив. Теперь Король-Лич мёртв, Плеть уничтожена, а он… Он всё ещё ходячий труп и никак не может забыть, как своими руками свернул Полли шею. И этот холодящий душу, словно Ледяная Скорбь, хруст позвонков.

Скупая мужская слеза упала в котёл, меняя цвет варева на сиреневый и заставляя раствор пузыриться.

Алхимик распрямился, насколько это могла ему позволить окаменевшая спина, и взял банку с гипофизом мирмидона.

Воспользовавшись ситечком, он слил красную жидкость прямо на потёртый деревянный пол, а гипофиз небрежно выбросил из банки в котёл. Варево приобрело молочно-белый цвет. Как раз такой, как и написано в книге. Значит, он всё сделал верно! Два года трудов увенчались успехом. Пожалуй, единственный триумф Филиппа с тех пор, как он стал нежитью. Осталось лишь…

- Филипп Чейз? Открекшийся? – В дом вошли три закованных в латы паладина.

Очевидно, те ребята, что сторожат границу с Тирисфальскими лесами.

- Совершенно верно, господа паладины. Чем обязан такой честью?

Видимо, их командир, высокая статная девушка-человек, морщась от богатого букета ароматов в помещении, деловито обошла комнату.

- Что это за книга? -Кивнула она на чёрный том в открытом нижнем ящике.

- Рецепты зелий. Я ведь аптекарь.

- Что это такое вы варите?

- Искусственное коровье молоко.

- Зачем вам молоко? – Осмелился спросить крепкий малый с честными голубыми глазами и белёсыми, зачёсанными набок, волосами.

- Да вот, молочка захотелось. Соскучился по дням, когда был человеком.

- Вы знали сэра Бредли Гиннеса? – Перебила его дама, поправляя каштановую прядь, что упала ей на лицо.

- Впервые слышу. – Удивлённо сказал отрекшийся. – А должен?

- Должны. Он вчера умер, отравившись неизвестным веществом. – Твёрдо сказала девушка. – И у него нашли вот это.

Перед глазами алхимика предстал шприц.

- А, кроме вас, никто в округе в прошлом не промышлял ничем подобным. – Добавил блондин.

- Я с этим завязал.

Третий паладин, до того отмалчивавшийся и стоящий в углу, обладатель огненно-рыжих волос, быстрым шагом приблизился к подозреваемому, и толкнул его из всей силы во впалую грудь, да так, что тот не сумел удержаться на ногах и рухнул на пол.

- Знаете, Чейз. – Быстро проговорил он сиплым голосом. – Вам же будет лучше, если признаетесь. Мы не особо любим всякую нечисть вроде вас. И с радостью пришьём очередного мертвяка.

- Ноя ничего не знаю, клянусь! – Принялся оправдываться хозяин, инстинктивно отползая подальше от угрозы.

- Сейчас мы проверим, что вы тут наварили. – И рыжий с размаху саданул ногой по котлу, выливая варево на аптекаря.



Прошло около часа, прежде чем белый пар рассеялся и воины Светасмогли войти в дом.Но ходячего трупа Чейза здесь больше не было: на полу лежал человек.

Вернуться к списку рассказов...

1 комментарий:

Den комментирует...

+++