пятница, 31 августа 2012 г.

Koнкурсный рассказ №01/37

СКАЗАНИЯ «КАТАКЛИЗМА»

«Тайна центрального банка»

Автор: Термоштепсель-Найтмарэ

Посвящается сотрудникам Близзарда, тщательно оберегающим свои тайны. Храните их, ведь именно они делают вас Богами.

Жара была просто невыносимой. Мирно жужжали мухи, поскрипывали перья клерков. Семейная пара переминалась с ноги на ногу, в ожидании управляющего. В раскаленный полдень латные доспехи становились сущей клеткой. Изнемогающий от жары стражник прислонился к стене и опустив алебарду, перевел дух.

Робкий ветерок донес с улицы запах жаркого, хлеба, вдалеке слышался голос ребенка:

- Па-ап, ну па-ап, купи мороженного!

Рейнолд сглотнул густую слюну, почесал шею и тоскливым взглядом оглядел напарников. Отложив шлемы в сторону, те рубились в кости, устроившись в тени на крыльце.

«Много бы отдал за кружку ледяного пива. А лучше бочонок» - мечтал стражник, разминая ноющую спину. «Вот же, дерьмо, пьют на посту, и даже не предложит!»

Гвардейцы действительно освежались пивом, и изредка зыркая в сторону новичка, перешучивались. Требовательный детский голос становился все громче, и вот в дверях банка появился низенький толстяк с обширной лысиной, то и дело вытирающий батистовым платком мокрое лицо. За руку с ним шел мальчик лет пяти и облизывал мороженное. Ванильно-клубничный аромат кружил голову.

- Па-а-ап, ну па-а-ап… - ныл мальчишка, и стражника передернуло. Он не слишком то любил детей. Особенно капризных, ноющих и приставучих. Последнюю черту малец, кстати, взял от папаши.

Степенный министр безопасности прошествовал мимо Рейнолда, не узнав. Еще бы! Ведь тот приложил множество усилий, чтоб быть сегодня «инкогнито».

- Па-а-а-а-ап. А я хочу вон такого льва-а-а-а. Ну-у-у па-а-ап, хочу…

От тошнотика-ребенка стражника отвлекла пышногрудая эльфийка, решительным шагом направившаяся к Рейнолду.

- Ох. Простите, мне нужна помощь.

Лихорадочный румянец горел на ее щеках, а дрожащие пальцы и губы подсказали Рею, что молодая женщина действительно нуждается в помощи.

- Чем могу быть… - начал стражник, но тут же осекся и умолк.

- Пап! Пап! Смотри! Тут дядюшка Рей! Папа!

Если бы в Штормграде внезапно взвыли сирены, они не были бы и в треть такими громкими, как карапуз. Особенно этот, который уверенным жестом аристократа отпихнул с дороги эльфийку и потянул за голубую накидку.

- Дядя Рей, покатай на коне!

Рейнолд, потомственный барон, приближенный Его Величества Короля Ринна, министр международных финансов втянул голову в плечи. Он ненавидел «катать на коне», но ради хороших отношений с отцом малявки, приходилось. Но сейчас, столкнувшись нос к носу с непонимающим Джорджем Оруэллом Модири, Рейнолд был готов провалиться сквозь землю от стыда. Доконспирировался!

- Дядя Рей…

- Цыц, - шикнул на него стражник, и ухватив за мягкую руку министра, поспешно вышел на улицу.

- Эй, я не понимаю, что тут… А зачем? Но как? Почему? – сыпал вопросами министр, поспешно семеня за Рейнолдом. Дойдя до городского фонтана, у которого сейчас было пусто (не считая поглощенной своим делом художницы), охранник тяжело рухнул на бортик, и стянув кольчужные перчатки опустил в воду руки.

- Рейнолд! – взорвался толстяк, яростно вытирая пот. – Какого беса тут деется?

- Па-ап, скажи чтоб он меня пока…

- Цыц, я сказал! – Прикрикнул на него латник. И уже более тихим голосом обратился к Джорджу.

- Джо, мы меня не видел.

- Конечно, не видел. Сын зато…

- Да я не о том. Я тут на задании.

Министр безопасности утробно захохотал. Его необъятное пузо тряслось, словно желе на блюде.

- Задании? Ха-ха-ха! Сынок, ты перегрелся? Хотя в таких-то латах немудрено.

- Ты сам вчера об этом говорил. И как видишь, я воспринял твою идею серьезно.

- Какую идею? О чем ты?

Рейнолд раздраженно подергал затекшей ногой.

- Ты сказал «Хочешь что-то сделать хорошо – сделай это сам».

- Рей, ты идиот. Я имел ввиду, что ты должен нанять команду…

- Да знаю я, знаю! Только команда мне нужна сейчас! Пока ШРУ расшевелится банк… - стражник понизил голос и наклонился к собеседнику. – Сам знаешь. Обнесут подчистую.

- Ну-ну, - подбоченился Джордж. – А ты сам-то что сделаешь? Было бы их просто поймать – давно бы изловили. Тоже мне великий герой сыскался.

- Я могу быть свидетелем! К тому же у меня есть первые результаты.

- Да ты что? Какие же? От жары прыщи на заднице выскочили?

- Нет, представь себе! И даже более того – я нашел первого подозреваемого. Клерк у четвертой кассы, как его… Морган! Он ведет себя подозрительно. Я потому и трусь около него. Краем глаза я увидел кучу нарушений в декларациях и отчетностях. Вечерком я запрошу с банка эти документы, и кое-что сразу всплывет…

- Это все интересно, конечно, - вздохнул Модири, расстегивая верхнюю пуговицу на рубашке. – Но это не то, что нам нужно. Разве что малый по одной монете разворует имущество. Впрочем велика беда, с такими темпами на это ему лет пятьсот понадобится.

- Но вдруг он связан с грабителями?

- А вдруг я – таурен? – Равнодушно поинтересовался Джордж, и окликнул сына, который требовал от торговки пирожок.

- Я уверен…

Неизвестно, в чем был уверен Рейнолд, но внезапно из глубины банка раздались крики. Липовый стражник подскочил, как ужаленный и увидел, что из дверного прохода просачивается зеленоватый дым.

- Чу-у-ма-а! – Кричали горожане, разбегаясь от банка кто-куда. Из недр здания показались потерпевшие. Стражники выводили работников банка. Последним вышел Морган, о котором как раз сейчас и была речь. Щуплый, большеротый клерк, трясся и рыдал, держась руками за огромную шишку.

- Что тут? – Подбежал к ним Рейнолд.

- Снова ограбление, господин ми… - э-э, товарищ… м-м.. э-э… - проблеял старший стражник, вытирая накидкой копоть с лица. Однако совладав с чувствами, продолжил более внятно. - На этот раз эльфийка. А схема все та же. Только есть жертвы, можно так сказать. Вон тот парень, с шишкой. Он видел ее вблизи, наверняка смог запомнить!

Министр финансов не терял времени. Досадливо отмахнувшись от зеленого тумана, клубящегося у входа в банк, он рявкнул на «свидетеля»:

- Рассказывай. Кто она такая, как выглядит!

- Я ничего не знаю! – Отшатнулся от него банкир. – Помогите! Он хочет меня убить!

- Я тебе сейчас покажу, не знаю! – Возмутился Рейнолд и ухватил парня за ворот. – Что это тут у нас? Подельник?

- Эй, эй, спокойнее. – Холеная рука толстяка опустилась на плечо разбушевавшегося стражника. – Рей, не горячись. Давай ты сейчас пойдешь к себе в казначейство, неспешно выпьешь холодного соку, примешь душ. А потом мы мило пообщаемся со всеми свидетелями.

- Да чтоб тебя суккубы драные унесли, Джордж! Это уже четвертое ограбление за эту неделю! Я с этого места…

Но Джордж, не слушая доводов, кивнул стражникам и те, послушные воле министра обороны, разогнали зевак и увели клерков в таверну.

- Мистер Модири, - окликнула банковская служащая, отвечающая за гильдийские сейфы. – Простите, пока вы не ушли, хотела вам вот что сказать. Банк не ограблен!

- Что? – Опешил Рейнолд и даже перестал вырываться из рук Джорджа. – Не может быть!

- Может! – радовалась женщина. – Представляете – все на месте! Из ущерба только паника, да еще один из охранников в дыму лампу разбил. Угол поджег. Но больше никаких ущербов. Не считая Моргана. Но и он в порядке.

- Но как же? – не унимался Рей, переводя недоверчивый взгляд с банкира на друга. – Как же так?

- А вот, как видишь, так. – Ухмыльнулся Джордж. – Обошлось дружище, теперь можно и по домам. Где, кстати, мой Сэм?

Не веря счастью, Рейнолд лично проинспектировал каждую ячейку. Удостоверившись, что все в порядке, он дал добро на открытие банка, но дурное предчувствие не давало ему спокойствия. Когда закат окрасил голубую черепицу торгового квартала в пурпур, Рейнолд отправился домой. И первым, кто его встретил у дверей, была неказистая женщина. «Художница», вспомнил министр, и собрался обойти ее стороной.

- Постойте, министр. – Шепнула она и ухватилась за рукав. – Может быть, я смогу быть вам полезна?

Рейнолд брезгливо поджал губы. Никто до сих пор не знал, кто он и что тут делает. Все считали его агентом ШРУ. Откуда же эта нищенка знает его звание? Ах, точно! Она же сидела у того фонтана. Джордж, осел, слишком громко орал. Впрочем, какие проблемы? Она никогда не докажет, да и кто ее слушать станет.

- Дама. Вы обознались.

Рейнолд высвободил руку, и, досадуя на ненужного свидетеля, приготовился идти домой пешком, а не на лошади оставленной за таверной. Конь был породистым, ухоженным и блистал богатой сбруей. Если это жалкое создание удостоверится, что он действительно аристократ, будет просить милостыню, или, что хуже, громко обличать его у банка. Единственный выход – не давать ее предположениям никаких подтверждений.

- Я не обозналась! – Разозлилась нищенка, и раздраженным жестом убрала с лица сальную прядь.

Министру это порядком надоело. Если бы она была красавицей, хоть удовольствие от спора получил бы. Но сейчас, глядя на эту невзрачную, кареглазую женщину, ему хотелось одного – чтоб его оставили в покое. Попрошайка была немолода, скорее всего его возраста, может чуть младше. Крупный нос, испачканный голубой краской, нависал над тонкими губами. Острые скулы только подчеркивали неказистость лица. Синие круги под глазами, ранние морщины у лба и рта старили ее. И только глаза горели целеустремленностью и умом. Но именно они то еще больше раздражали Рейнолда, которого и так уморил день полный неприятностей.

Резко остановившись и сжав руки в кулаки, мужчина обернулся и окинул женщину злобным, унизительным взглядом.

- Почтенная, я – не Рейнолд. И хватит уже об этом.

- Отлично. – Внезапно согласилась попрошайка, и кивнула головой. – Каждый имеет право на спокойную жизнь. Вы – настоящая тайна. А я обожаю тайны! У меня куча фактов, которые легко подтвердят, что если вы не министр, то, как минимум, богатый человек, имеющий влияние на короля. Но что такой человек делает среди охраны банка?

- Что-о? Я-то богат? – обалдел липовый стражник.

- Вы когда идете, у вас постоянно слышен стук по грудному доспеху. Я вижу тонкий, витой шнур. Подобные стоят сотни золотых, и делаются на заказ. Что можно носить на таком шнуре? Символ Света? Вы не религиозны, и чаще вспоминаете бесов, чем бесплотных. Обручальное кольцо? Подходит. Почти. Но звук стука разный. Это сложно изобразить, но явно что бы там ни было, это два разных материала. Вероятнее всего камень и золото. Носили бы вы обручальное кольцо с внушительным камнем? Сомнительно. А вот королевскую печать…

Рейнолд выслушал это с невозмутимым видом.

- Вашей фантазии нет границ.

- Есть и еще кое-что, - не унималась художница. – Вы целый день не снимаете шлема. Зачем вам это? Никто не носит их в такую жару. Боитесь за свою жизнь? Бережете инкогнито?

- Уши закрываю, чтоб не продуло, - буркнул министр, и побрел к мосту.

От духоты в шлеме пот тек ручьями, и стекал на спину. Почесать ее не было никакой возможности. Украдкой оглянувшись, он увидел, что нищенка разглядывает его потную шею и не отстает.

- Знаете, я не верю в совпадения. Один факт это еще случайность. Но больше – закономерность.
Министр упорно молчал, отметив про себя, что нищие нынче совсем страх потеряли. И ведь стражу не кликнешь, чтоб за преследование госчиновника в тюрьму бросили. Ведь никто не знает, что он участвует в операции сам. И если он будет раскрыт…

- Вы живете на Соборной площади, - заметила нищенка.

«Очевидно же, что тут. Большинство аристократов живет в этом квартале».

Рейнолд помрачнел. Она что, собралась его проводить до самого дома?

«А вот фигу тебе, баба. Пойду в доках переночую. Зайду с капитаном Джотсом вина попить. А как выйду, наверняка ее и след простынет» - думал министр. Вот же неудача, придется сделать крюк к порту. Лучше всего через окраину Парка. Там лихачи не носятся на конях. И сейчас, когда ночная темнота подкрадывалась к городу, мужчине меньше всего хотелось приключений.

- А почему не на коне едете, господин министр? – тусклая улыбка играла на тонких губах женщины. – Я просто поражена! После дня невзгод, вы еще идете пешком… куда?

Незнакомка недоуменно проследовала вслед за Рейнолдом через мост, ведущий к руинам Парка.

- Я живу в доках, - рявкнул вышедший из себя Рейнолд и с лязгом захлопнул рот. Только воспитание не дало ему опуститься до брани. – А на коня не заработал еще! Каждый день тут хожу. Пешком!

Дамочка скептически хмыкнула и демонстративно похлопала ресницами.

- Поразительно!

- Что тут поразительного, - не выдержал мужчина, и споткнулся о скользкий булыжник. Одной ногой он тут же съехал в черную жижу. Сгущающиеся сумерки делали опасным. Грязь запачкала его ботинок. Рейнолд выругался.

- Как тут не удивиться. Все ведь закономерно. Вот смотрите…

В этот момент министр вновь поскользнулся на брусчатке. Многострадальный сапог погрузился в грязь по голенище. Кто знает, чем бы закончилось для упрямого стражника, если бы его не схватила за руку нищенка. Вытащив кое-как его из грязи, женщина подула на руки, чтоб согреться и насмешливо ввернула:

- Поглядите господин-не-министр, у вас одна нога в грязи.

- Ну, ты прямо сыщик, - прошипел злой мужчина, и посмотрел на далекий просвет арки, ведущий в порт. Стоит ли конспирация того, чтобы убиться на развалинах парка? Голос дамочки сводил его с ума.

- А вот что забавно: одна нога у вас – чище некуда. Я уверена, могу наклониться и увидеть в ней свое отражение. А вторая – грязная. Удивительно для того, кто действительно живет в порту или на окраине города. И вот что меня поразило. Если у вас нет коня, то как вы отсюда приехали, не испачкав ноги? Утром я была у банка и видела, каким вы пришли. Может вы святой жрец или могущественный маг, и левитировали? Даже если вы живете в Старом Городе, или другом квартале, на ваших ботинках были бы отпечатки: мела из Соборного, который сыпется из белоснежных стен. Красной глины – из старого. Там ведь море битой черепицы. А с дварфийского…

- Катись-ка к Смертокрылу в зад! – не выдержал Рей и грохнул кулаком по останкам стены. – Проваливай! Убирайся! Что тебе от меня нужно? Ты хочешь денег? Ты их не получишь!

- Зачем мне ваши деньги?

- Не нужны деньги, говоришь? – не унимался министр, прищелкивая зубами. Грязь просочилась в ботинок. С моря дул ледяной ветер. Похолодало. Все это, да еще усталость, окончательно доконало Рейнолда.

- А-а! Я понял! – Заключил он, и противно ухмыльнулся, нащупав самое уязвимое место врага. - Постой-ка. Ты же художник, питаешься Светом, и главное для тебя – творчество. И я, дай-ка угадаю, должен помочь тебе в том, чтобы твою мазню увидел весь Штормград, а то и сам король? Хитро, хитро!

Нищенка отшатнулась.

- Ничего мне не нужно!

- Ну, так катись отсюда! – Заключил мужчина, и широким полукругом обошел нищенку, направившись прямиком домой. Хватит с него этих приключений! Достигнув тени, Рейнолд снял с груди королевскую печать, и перепрятал.

***
Следующим утром он уже жалел о своей вспышке злости. Взял и сам себя сдал. Впрочем у нее по-прежнему не достанет фактов, чтоб разоблачить его. Стоять на своем – вот залог успеха. Ведь что ему, бедному стражнику, догадки полоумной уродины?

Но кое-чему эта встреча все же научила его. Вместо поездки на породистом коне, он договорился с огородником, что поставлял продукты в его дом, о том, чтобы тот подвез его на колымаге к торговому ряду. Щедро отсыпал золотых и за то, чтобы по пути тот заехал на мост около Парка, где министр от души извозился в грязи. Пораженный крестьянин не задавая вопросов высадил господина у фонтана, где тот с гордым видом прошествовал мимо неприметной женщины, рисующей углем портрет трактирщицы.

«Молодец я», хвалил себя Рейнолд. «Воспользовался уроком. Теперь никто меня не уличит».

Сегодня стража была особенно осторожна. Они не стояли, а патрулировали все помещения. И раз за разом, выходя на крыльцо, министр замечал на себе взгляд незнакомки.

- Подозрительная она, - кивнул на нищую Рейнолд.

Старший стражник проследил за его взглядом.

- Ты о ком? Донне что-ли? Рисовальщице?

- О ней самой.

- Брось, она хорошая женщина. Я ее знаю… - охранник наморщил лоб, припоминая. - Знаю лет пять, сколько здесь стерегу. Она нам жрать приносит, ежели отойти не можем. Или просто рисует. Детвору, жен наших веселит. Мне миниатюру нарисовала, с собой ношу, вот.

Брюнет достал из кармана деревянную дощечку, где была изображена пухлая девочка с ямочкой на подбородке.

- Вся в меня, - похвалился стражник.

Рейнолд хотел фыркнуть, но удержался. Неучтиво же!



Поговорив так, мужчины вернулись к своим делам. Рейнолд занял пост у кассы Моргана, похвалив себя за то, что не поленился и пришел сюда сегодня. Клерк нервничал. И, наверное, было отчего! Отработав день, и удостоверившись, что банк в полной безопасности, Рейнолд отправился по своего коня. Черта с два он его оставит хотя бы еще на ночь в этом сомнительном притоне! К тому же латы натерли плечи, и заходя через черный вход в таверну он чуть ли не падал с ног от усталости.

Освежившись, закусив мясным пирогом, и одевшись в оставленную накануне одежду, Рейнолд завернул доспехи в покрывало, и оседлал коня. Выводя его за уздцы на улицу, он замер. Впереди, на бочке сидела Донна и грызла яблоко.

- А я все ждала, кто появится вместо стражника. Удивительное совпадение, господин министр.

Рейнолд пропустил ее слова мимо ушей, и пришпорив коня, умчался домой.

Прошло еще несколько дней, но в банке по-прежнему ничего не произошло. «Подозрительный» клерк успокоился, проверка его отчетов показала кристальную честность. Министр уже и сам был не рад своему занятию. Донну он избегал с того самого дня, справедливо решив, что если с ней не говорить, то и врать не придется.

В пятницу он сказал сам себе – достаточно! Дотяну до вечера, и бес с ними, наверняка ограблений больше не будет. Эльфийку, скорее всего ту самую, что просила у него помощи, не нашли. Кто-то говорил, что она использовала высокотехнологичное гоблинское устройство для телепортации. Другие, что она была магичкой, и открыла портал. Как бы то ни было, она исчезла, а нить наглых грабежей оборвалась.

Дело с разбоями всполошило общественность. Одно дело, если Орда хочет обескровить государственную денежную артерию. Другое, когда тебя обворовывают союзники! Да еще как нагло! Первые два ограбления были сделаны в один день. Почти одновременно два грабителя: высокий и маленький «выкурили» аукционеров и клиентов, утащив множество дорогих вещей и несколько мешков денег. Как они это сделали за всего лишь десять минут? Куда?

Вскоре попал под раздачу и филиал Штормградского банка в Дварфийском квартале. Совсем новенький, он, видимо, был недостаточно защищен. Та же история, зеленый газ, десять минут, и все самое ценное исчезло. Откуда грабители знают что брать, и где оно лежит! В банке тысячи ячеек, знать их наперечет – невозможно.

Дварфский филиал опечатали, а сотрудников оттуда временно перевели сюда – иначе справиться с наплывом посетителей было невозможно. А ведь в тот же день сюда, в центральный банк, слетелся едва ли не весь Альянс – все требовали вернуть деньги и сбережения.

Все уцелевшее имущество с ограбленного банка было перевезено в центральный. Король Ринн вызвал Рейнолда и потребовал от него, как от министра финансов сделать «что-угодно». Но при этом не дал людей. Отчаявшийся Рейнолд сам пошел стеречь банк.

И вот…



Раскаленный шар появился за прилавком клерка, где стоял Рейнолд.

- О Свет! Помогите! Рейнолд! Это… Спасите, Он убьет меня! – кричал клерк. Опешивший лжестражник не мог пошевелится. Вокруг него сгущался зеленый туман.

- Стой! – Взревел Рейнолд и бросился к вруну.

- Морган? Морган, где ты? – Кричал старший стражник, слепо шаря в тумане.

А клерк, который был в абсолютной безопасности и сейчас смотрел в лицо Рейнолду, закричал в ответ:

- О… Боги! Это он грабил… Это… - Морган прижал плотную тряпку к лицу, а другой рукой бросил что-то в преследователя. Рейнолд рефлекторно схватил это и осознал, что держит окровавленную, рваную рубашку банкира. В следующий миг плотная пелена окончательно скрыла лжеца. Рейнолд, который так и не успел схватить беглеца, был отброшен взрывной волной.

***
- Я тебе верю, парень, - горестно покачал головой Джордж Оруэлл Модири, министр безопасности Штормграда. – Верю.. но сделать ничего не могу. Все улики против тебя. Клерк убит. У тебя в руках окровавленная рубашка. Труп бедняги сгорел в пожаре. Да хорошо, хоть ты сам не подох там же. Да еще его слова предсмертные… Впрочем, не стоит забывать о том, что банк пуст. Теперь мы – весь Штормвинд, все королество людей. Да что там – Альянс. Все – нищие!

- Джо! Я клянусь тебе! Я. Не. Воровал! Зачем не это!?

- Все так говорят, парень. И знаешь, я лучше буду плохим другом, чем хорошим трупом и повисну с тобой на одном суку за измену.

- Джо… - Прошептал Рейнолд, - старый ты осел.

- Я тебя попрошу, - сухо заметил бывший друг, и вышел из камеры. – Могу сделать тебе одолжение, за былую, так сказать, дружбу. Может родственников привести, попрощаться?

- Да пошел ты!

Толстяк пожал плечами.

- Тебе виднее. Я все же предупрежу стражу. У тебя остался ровно день. Приговор уже вынесен.

С этими словами он захлопнул за собой окованную железом дверь, а обреченный парень сгорбившись, обхватил голову руками.

***
Он не знал, сколько прошло времени. Слишком мало, для того, чтоб прошел день. Слишком много для того, кто живет последние сутки. Подняв отяжелевшую голову, он увидел Донну.

Поначалу, он хотел ее прогнать. А потом решил – не все ли едино? С мрачной иронией он хмыкнул:

- Все-таки вычислила меня. Теперь мне некуда бежать. Будешь перечислять еще факты? Только мне уже все равно. Ну министр я, ну вельможа. Была у меня печать короля, и еще я олух…

Женщина подошла к решетке и села на колени, уцепившись за решетку.

- То, кто ты – уже давно не тайна, а всего лишь секрет.

- Секрет? Тайна? – повторил узник. – Что за чушь?

- Мир, господин мой, делится на секреты и тайны. Секрет, это когда кто-то скрывает темные делишки или стыдные подробности. А тайна, это когда секрета в общем то и нет, но человек ведет себя странно. Тайну хочется раскрыть, исследовать, смаковать как дорогое блюдо. А секрет это всего лишь слабость человека. И когда тайна превращается в секрет, который мне становится известен, человек больше не интересен. Он гол, как новорожденный.

Его не интересно изучать. Он не сопротивляется, не отнекивается. Он не заставит тебя сомневаться в правильности твоих выводов. Тайна – вот что манило меня к тебе. Странный стражник, которого сторонятся другие охранники. Они не донимают его за то, что от парня пахнет дорогим одеколоном. Не высмеивают ухоженные руки, не отвешивают дружеских подзатыльников.

Они пьют – и не зовут тебя. А новичок так легко говорит с ними, будто зная – ему не откажут. Может ты – большой человек? Может именно тебя услышат на совете? И к тому же… Грабят банки. Весь Штормвинд гудит об этом. И как же это связано с тобой? А теперь вот новая тайна: погибший обвинил тебя в грабеже. На твоих руках очевидцы видели кровь. Где же мне быть, как не тут?

- Ты тоже… - тяжело вздохнул Рей и умолк.

- Если бы тогда, вечером, ты спустился с небес на землю, выслушал меня. Если бы признался, раз уж пойман, что ты – министр. Я бы рассказала тебе много интересных вещей. Но ты юлил, ты избегал меня. Врал в глаза. Сбивал меня с толку, заставляя сомневаться не ошиблась ли я? А время было потеряно!

- О чем бы ты рассказала? – вяло поинтересовался Рейнолд.

- О чем? Да хотя бы о том, что грудь у эльфийки, той самой на которую ты пялился, была липовая.

- Прости, что? Ты хочешь сказать что это был…

- Нет, она была женщиной, да. Но грудь! Зачем женщине делать большую грудь?

- Э-э-э…

- Вряд ли чтоб охмурить стражника. Но вдруг бы кто-нибудь смог сопоставить факт о том, что при первом ограблении участвовало двое – высокий и низкий. Низкий был человек. А высокий – эльф. Эльфийка точнее. Очевидцы признали в нем мужчину, грудь ведь просто перемотать. И милая эльфийка, кокетничающая с охранником, не вызвала никаких подозрений.

- Но их же было двое, а эльфийка одна. Всем известно, что аукционы и банк грабили двое, - заметил Рейнолд.

- Очевидно, что так. Но позволь. Во первых: никто не ждал ограбления банка. Думали ограничится аукционами. А аукционы были ограблены едва ли не с интервалом часа. Пока вы подсчитывали потери на одном, они под шумок обнесли второй. Разве не так?

- Я не успеваю за ходом твоих мыслей. При чем тут центральный банк?

- А обрати внимание. С первого банка они унесли многое, но не все. Собственно вообще мало, по меркам Штормградской казны. Главное же, самое дорогое и ценное, было скрыто в недрах последнего банка. Как же вытащить это? Как, не привлекая внимания, заложить в тщательно охраняемом месте газовую бомбу?

Рейнолд почесал затылок:

- Думаешь, это сделал Морган?

- Не знаю, может и эльфийка. Это в принципе не важно. Главное другое – Морган запаниковал. Ты следил за ним. Ему нужно было отвлечь твое внимание. Как?

- Взрывом? – усомнился узник. – И что ему дало минут десять? Золото то осталось.

- Подозреваю, что его как раз, там уже и не было. Все ценное уволокла с собой девчонка.

- Но я видел! Лично пересчитал!

- Ты видел иллюзию. После взрыва в банке не осталось ни крупицы металла, а ведь все сокровища должны были расплавиться. Кроме тех, что унесли. Кто-то хотел сделать тебя козлом отпущения, унести золото и жить припеваючи.

- Клерк!

- Клерк, - согласилась нищенка, и ожесточенно почесала предплечье.

- Но я все равно не понимаю! Как он это все провернул?

- Тут я уже не знаю наверняка. Но учитывая иллюзию, я бы искала мага. Мага, знающего порталы. Мага обладающего достаточным интеллектом. Впрочем вы его не найдете так просто. Но вы сможете отыскать след портала. Я как-то слышала умный треп магичек, суть которого сводилось к тому, что можно отыскать след портала. Конечно, это очень сложно сделать в магической башне, где ежедневно открывается тысячи. Но в банке их почти никогда не ставят!

- О Свет! Это же точно!

- Найдите портал, и ищите богатого мага. Возможно в компании эльфийки. Найдите и принесите мне новый секрет. Люблю коллекционировать бывшие тайны.

Женщина отряхнула подол от крысиного помета.

- Ну, министр, дерзай.

Рейнолд встрепенулся:

- Я не министр! Никому не говори!

- Поняла я, поняла. Живи спокойно, бывшая тайна. Больше я тебя не побеспокою.

***
Она оказалась права. Мага отыскали по «следу» буквально усыпанному золотом. Чародей тратил направо и налево, без счету. Рейнолд получил в благодарность от короля картину, где изображался Азерот, каким его можно увидеть из Запределья.

- Знаешь, - хватился монарх. – Ты меня здорово выручил. Картину отдаю, буквально от души отрываю. Нашел ее, представь себе, на распродаже у нищих, когда милостыню раздавал. Занятная вещица, скажи?

- Да, Ваше Величество, - согласился Рейнолд, и прикоснувшись к тонким штрихам белой краски, грустно улыбнулся. Под его пальцами, поблескивало маслом имя «Донна».

Вернуться к списку рассказов...

Комментариев нет: