суббота, 15 сентября 2012 г.

ТРОЛЛИНГ О ГЛАВНОМ №67


Песок в огромных часах медленно пересыпается из верхней половины в нижнюю. Пыль, мягко опадая, отмеряет время, текущее сквозь пальцы. Казалось бы, прямо сейчас всё так, как есть, и никак не иначе! А секунду спустя уже всё это – прошлое. Всё изменилось. Совершенно неуловимо, слишком быстро, не оставляя надежды на то, что всё можно исправить и отрезая пути назад. Песок всё сыпется сквозь узкую щель и сыпется… И его не вернуть назад. Хотя…

- Темпонавт Элийра, – раздаётся жёсткий голос, прерывая спонтанные размышления дренейки. Он исходит от хрупкой ночной эльфийки в дорогих одеяниях с золотыми украшениями – драконицы из стаи Бесконечности. – Тест здоровья пройден, патологий не выявлено. Выявлено нарушений хронопотока по вине темпонавта: ноль. Получено разрешение на темпоральный переход с допустимым взаимодействием с окружающей средой класса Х-1. Разрешение выдано и подтверждено Триумвиратом в составе Анахроноса, Хронорми и Соридорми. Необходима смена формы С24 на С21. – Чеканит патрульная заученный текст. – Место отправления: планета Азерот, Танарис. Инвариант «базовый». Место и время назначения: планета Азерот, Лордерон, город Стратхольм. Инвариант «базовый-гамма-два»...

Смущенно улыбаясь, Элийра в ожидании оправляет платье. Дренеи – мудрейшая раса, но речи Драконов Бесконечности… Нуднятина да сплошные цифры. И всё это выслушивать каждый раз при необходимости воспользоваться их услугами!
Всякий раз – длиннейший инструктаж, предупреждения о том, что можно делать, а чего – нельзя. Всякий раз! У них ведь великолепная память, они прекрасно помнят, что Элийра десятки раз это слушала и неукоснительно исполняла, но… Видимо, драконы считают прочих жителей Азерота слабоумными.

Сегодня Элийра направляется в прошлое не по делу, а исключительно ради собственного удовольствия и удовлетворения любопытства. Столько раз слышать об этом чрезвычайно важном событии и ни разу не присутствовать на нём, пусть даже незаметно?! Такое безразличие граничит с невежеством. А ведь событие и правда выдающееся – превращение милого принца Артаса, доброго юноши с чистым сердцем в хладнокровного эгоиста, вырезавшего заражённый чумой город, в монстра, оправдывающего любые средства для достижения цели, в убийцу с ледяным взглядом…

Задумавшись, Элийра прослушивает остаток речи (весьма громоздкий, к слову) и, заодно, процесс перемещения. Да-а-а уж, технологии Драконов Бесконечности совершенствуются! Раньше при перемещении во времени можно было недосчитаться чего-то из вещей, пары клоков волос, а иногда – руки или ноги. В Пещерах Времени даже обитает орчиха с мужским телом! Вот как для неё закончилось «путешествие». Поёжившись, Элийра мысленно благодарит Наару за то, что переход был успешен. Остаётся надеяться, что и обратный будет таким же…

Бросив короткий взгляд на своё отражение в стекле приборов путешествия во времени, Элийра замирает от ужаса. Из груди её вырывается непроизвольный стон… Разумеется, она знала, что человеческие женщины – далеко не красавицы с дренейской точки зрения, но всё же она не была окончательно готова к перевоплощению. И вот, пожалуйста – в стекле виднеется бледнокожая низенькая женщина с округленными от удивления голубыми глазами, будто бы вовсе без ресниц, и пухлыми губами в ярко-оранжевой помаде. Потянув себя за нос, Элийра понимает, что вот уже – всё! Обратной дороги нет, придётся показаться в прошлом в таком виде.
Недовольно тряхнув тщательно уложенными, с залихватски подкрученными концами волосами цвета вороного крыла, девушка отправляется в путь. Впрочем, могло быть и хуже – однажды Элийре довелось побыть коротковолосой рыжеватой дамой с лягушачьим ртом. Бр-р-р!

Поблуждав среди странных деревянных построек, песка и камней и не обнаружив совсем никого, Элийра начинает впадать в отчаяние. В самом деле, время, отведённое на экскурсию, и так крайне ограничено, а тут ещё и не найти нужного пути! Наконец, поднявшись по пологим камням к какому-то зданию, девушка замечает признаки цивилизации и… Летит вверх тормашками, споткнувшись о бочки, расположенные прямо под порогом. И какой умник додумался поставить их здесь?!

- Ха, ещё одна! – заливисто хохоча, сообщает гномка с пепельными волосами, аккуратно собранными в «калачики». Одета она, как жрица. – Привет, Эли, я как раз тебя и дожидаюсь!

- Здравствуй, милая гномка, – смутившись, Элийра присаживается на колени перед незнакомкой, чтобы быть с ней одного роста. Хоть она сейчас и не дренейка… Но даже Штормградские женщины рядом с гномами кажутся великанами!

- Хроми, – радостно улыбаясь, представляется гномочка. Её явно не смущает собственный рост. Ну да, ведь она – драконица Вечности, и она могла бы
избрать себе любой облик. Скажем, поддавшись моде, она бы обратилась в худощавую высшую эльфийку… Ох, сразу понятно, что Хроми – женщина с отличным чувством юмора! – Ты знаешь, что тут происходит и что делать. Результаты твоей экскурсии я видела, ничего непоправимого ты не сотворишь, не волнуйся, – ободряюще улыбается гномка. Действительно, в хитросплетении времён запутаться – проще простого. А уж какие катастрофичные последствия могут иметь необдуманные поступки нас, праздных посетителей этих чудных Пещер! Словом, не волноваться тут может разве что йети, да и тот -только от того, что не осознает всего груза ответственности. – Ступай, Эли! Время-то идёт? – подмигивая, подгоняет девушку Хроми. Спохватившись, Элийра спешит к дальней двери. Вслед ей доносится предупреждение Хроми о том, что они ещё здесь встретятся, и совсем скоро…

Поднявшись по лестнице, Элийра оказывается в кладовой – кухне. Камин, полки да копошащийся у стола, на котором лежит ОГРОМНЫЙ кусок мяса, повар. Майкл Белфаст... Едва завидев незнакомку, он начинает возмущённо махать руками:

- Эй, что ты тут делаешь? Дармовой еды рассчитывала получить? А вот шиш! И без того припасы на исходе! – неопрятный мужчина с длинными светлыми волосами (что за антисанитария! Недаром у мяса мухи летают) кричит на Элийру, буквально брызгая слюной. – Кыш! Кыш отсюда!

Решив не дожидаться чего похуже, девушка следует прочь сквозь дверь, находящуюся прямо напротив камина. Таверна. Типичная таверна, только практически пустая.Не чета тавернам в столице или в том же Златоземье. Дым коромыслом, соревнования по питию настоящего громтарского эля, пьяные драки – именно то, что является признаком популярной таверны, но напрочь отсутствует в этой. Всего несколько человек – настороженных, уставших, часто оглядывающихся по сторонам… Прямо перед камином сидят трое мужчин и тихо переговариваются между собой. К счастью, они слишком увлечены, чтоб заметить нерешительно замершую на пороге Элийру. Мал Коррис, кабатчик, угрюмо стоит за стойкой и протирает пыльной салфеткой стакан. Пехотинец Максвелл сидит в противоположном углу комнаты, в тени, и о чём-то размышляет. Наконец, найдя прибор невидимости в широком браслете под рукавом (ох и интересная же штучка! Столько функций…), Элийра нажимает нужную кнопку и активирует невидимость. Осторожно присев на свободный стул (как бы не толкнуть кого!), жрица начинает слушать разговор.

- По-моему, всё это сильно смахивает на паранойю… Вы не находите? – черноволосый мужчина в ярко-зелёных одеждах и с причудливой причёской явно встревожен. Певчий Форрестен…

- Приказ есть приказ. Если уж Принц чего сказал… - раздражённо бормочет рыжеволосый пехотинец Джеймс.

- Странный приказ. Подозрительная пища… Тогда уж и Белфаста арестовывайте! – замечает Фрас Сиаби, нервно куря причудливую трубку. К потолку от неё исходят клубы дыма, но Фрас сейчас явно не наслаждается процессом создания из дыма колечек, а курит, просто чтобы чем-то занять себя.

В таверну вбегает повар, гневно размахивая поварёшкой:

- Я ВСЁ СЛЫШАЛ! Больше эля ты не получишь! Ни капли! – взбешённо кричит Майкл Белфаст. Да уж, неуравновешенный тип…

- Все солдаты сейчас заняты обеспечением безопасности жителей города… Но, клянусь, к тому времени, как я сдал пост, не было найдено и следа этого мерзкого зерна, – сообщает притихшим от окрика повара товарищам Джеймс.

- Хвала свету… Ладно, нечего тут штаны просиживать. Пойдёмте, – хмурясь, приятели поднимаются и уходят.

Элийра же решается подняться на второй этаж. Здесь она обнаруживает целую семью Редпат. Кажется, они заняли все комнаты гостиницы. Карлин и Марлен сидят возле комнаты, занятой единственным не-Редпатом. Они явно встревожены. Молча ждут чего-то и бросают испуганные взгляды на дверь комнаты. Войдя в неё, Элийра видит лежащего на кровати почтальона Мэлоуна. Он спит. Вид у него нездоровый… Значит ли это, что чума уже проникла в город и собирает свою жатву? Ах, как жаль, что ни во что нельзя вмешиваться – целительские навыки и вера в Наару наверняка бы излечила этих людей…

В другой комнате Элийра видит играющую рыжеволосую девочку – Памелу Редпат. Кажется, чума ещё не добралась до неё. А вот о бормочущем что-то себе под нос Джозефе этого сказать нельзя… Раскинувшись на кровати в дальней комнате, он хмуро смотрит в потолок и словно бы силой воли пытается изгнать недуг.

На выходе из гостиницы, практически на пороге, лежат ящики. Казалось бы – ну лежат и лежат, есть не просят и то хорошо. Но нет… Сбоку на коробках указан красный значок – зерно. Зерно? Но ведь оно отравлено! Осторожно сдвинув крышку с одного из ящиков, Элийра отмечает, что год-то у жителей Стратхольма удался урожайный. Вроде бы ничего подозрительного… Однако, для пущей уверенности, надо проверить их все.

Открыв третий по счёту ящик, девушка невольно морщит нос. Ф-у-у, ну и вонища! И ЭТИМ питаются люди? Очевидно же, что такая еда не может считаться полезной, вкусной и питательной. Бр-р-р! Интересно, позволено ли «гостям из будущего» уничтожать отравленное зерно? Вроде по этой части инструктажа не было… А, с другой стороны, лучше перестраховаться. В конце концов, катаклизмы по времени куда опаснее, чем кровавое вырезание одного заражённого города обезумевшим принцем.

Неподалёку стоят две лошади (серебристо-белая, с роскошной чёрной копной гривы и длинным хвостом и пегая, очень высокая и мощная), рядом с ними сонно клюёт носом молодой паренёк в простой одежде. Элийра решает снять маскировку и пообщаться с ним – узнать, так сказать, обстановку в городе:

- Здравствуйте! – громко приветствует она «пастуха», желая привлечь к себе внимание. Паренёк нервно вздрагивает, открывает глаза и видит Элийру.

- Приветствую, молодая госпожа. Чем могу помочь? – смущённо порозовев, он пытается пригладить топорщащиеся волосы.

- Да вот, приехала я из столицы к дальним родственникам, а они ведут себя как-то странно: заперлись, не впускают никого и не желают признавать во мне свою, – эту историю Элийра придумала заранее. Коренной жительницей Стратхольма притворяться бессмысленно – городок относительно маленький, все друг друга знают, следовательно - вмиг раскусят. Столичное же происхождение объясняет полное незнакомство с ситуацией и, заодно, богатый покров платья. – Не мог бы ты рассказать мне, что у вас происходит?

- Да тут, понимаешь ли, тревога объявлена. Говорят, что пища наша может быть отравлена. Не знаем, что и делать – и без еды никак, и в нежить обратиться не хочется. Удручающая обстановка, словом… - стараясь не смотреть на оголённый животик девушки, бормочет юнец. Насколько Элийра может понять, он является никем иным, как Броком Триссом – начинающим кузнецом.

- Вот как? – пытается придать себе изумлённый вид Элийра. Краем глаза она замечает, что к ящику с раскрытым зерном приближается грузчик. Слышатся его громкие сетования на то, что чем-то странно воняет… Возмущённо ответив самому себе, что «это не я! Я три дня назад ванну принимал!», грузчик решает найти стража и показать ему странное зерно. Пожалуй, не стоит здесь задерживаться. Коротко попрощавшись с пунцовым Броком, Элийра решительно шагает дальше по дороге.

- Не возражаете, если я проверю ваш товар, Перелли? – холодно спрашивает сержант Морриган, мрачный, как ноябрьская туча у волнующегося торговца, расположившегося со своей тележкой у дороги.

- Нет, конечно, сержант! – заискивающе улыбается Сильвио Перелли, переминаясь с ноги на ногу и сжимая в руках потрёпанный кошель.

- Что это? Ты скрывал это от меня? – сурово вопрошает сержант. Откинув ногой крышку с коробки, на боку которой – красный знак зерна, он обнаруживает внутри подозрительное зерно.

- О чём вы говорите, сержант? – невнятно возмущается Перелли, зажав обеими руками нос.

- Я его конфискую. В твоих же интересах оставаться на месте, пока принц Артас лично не прибудет для инспекции, – закрыв ящик крышкой, Морриган берёт его под мышку и уходит прочь.

- Я не виновен! Вы должны верить мне, я не виновен! – исступлённо кричит ему вслед Сильнио.

- Это мы посмотрим, – коротко бросает через плечо сержант.

Дойдя до деревни, Элийра отмечает, что тут необыкновенно тихо. Не бегают по улицам весёлые мальчишки, не кричат торгаши, зазывая приобрести что-то бесполезное…

- Марта, у меня кончилась мука для выпечки. Можешь одолжить немного? – спрашивает бойкая женщина в ярко-зелёном платье у подруги.

- Конечно, Джена, о чём речь! – отвечает ей изнурённая приятельница, утирая пот со лба. Рядом с ней – большой чан со свежевыстиранным бельём.

- Спасибо, Марта, я твоя должница! – весело замечает Джена. Немного провозившись с ящиком, она, наконец, откидывает крышку и испуганно отдёргивает руку. Как и ожидалось – отравленное, зловонное зерно… - Марта, с ним что-то не так! Солдаты предупреждали, что так может быть! Я пойду, поищу кого-нибудь из них, – резко убегает Джена, оставив подругу в полнейшем замешательстве.

У соседнего дома мирно прогуливается хозяин с любимым псом. Малькольм Мур безмятежно напевает под нос песенку – ему нет никакого дела до обострившейся в городе ситуации. Пёс его, Лохмач, внезапно рвётся вперёд, к одному из ящиков, и начинает выть. Унюхал отравленное зерно… Что за проклятье! Оно повсюду! К счастью, жители Стратхольма вполне благоразумны – вот и Малькольм, заметив неладное, решает обратиться к страже.

Буквально в двух шагах - новая жертва суровых обстоятельств. Глаза разбегаются от обилия впечатлений! Тут тебе и нравы, и быт, и обычаи, и зерно…

- Ах, как же мне не везёт… - возмущается торговец, остановивший свою телегу прямо посреди дороги. – Моя телега сломалась, моя лошадь потеряла подкову… - заметив подозрительный запах из раскрывшегося ящика, он сокрушенно качает головой. – Ну вот, теперь ещё и с грузом проблемы. Пойду найду стража, надеюсь, он скажет, что это чума и мы все умрём.

Да-а-а уж! Позитивный взгляд на жизнь, с этим не поспоришь!

Едва заслышав зов глашатая, сообщающего о прибытии принца, Элийра призывает своего любимого ледопарда Зимних Ключей (которого она ласково называет Снежностью) и мчит во весь дух к главным вратам Стратхольма. Именно сюда должен прибыть высокопоставленный принц!

Незаметно для самой себя девушка начинает впадать в беспокойство. Волнение одолевает её – как-никак, встреча с коронованной особой, личностью с интереснейшей судьбой, с ледяным убийцей, разрушившим так много дружных семей… Сколько солдат ушло в Нордскол, сколько любящих жён осталось вдовами, сколько младенцев так никогда и не увидят улыбки папы… Ненавидя Артаса всей душой, Элийра искренне соболезнует всем, кого этот злодей лишил крова и близких. Эльфы Крови и прекрасный город Луносвет с сердцем магии – Солнечным Колодцем… В отличие от большинства дренеев, Элийра с большой симпатией относится к архитектуре Кровавых Эльфов. Некогда цветущие земли на западе Лордерона… Засилье нежити, и лишь спустя долгое время друидам удаётся добиться хоть малых улучшений. Почва же Восточных Чумных Земель до сих пор пропитана прахом, кровью и чумой. Ужасно! А король Теренас Менетил, так искренне любивший своего сына и надеявшийся, что он вырастет достойной заменой своему отцу и превосходным королём для своего народа – добрым, патриотичным и смелым…

Конечно, многие говорят, что Артас – истинный слуга своего народа, человек, взявший на себя тяжкое бремя, что он не виноват в том, что творило его тело – подчинившись проклятому мечу, он утратил контроль над собой.

Но разве взял бы этот меч человек с воистину доброй душой и мудрым сердцем? Разве чистый дух сломился бы под гнётом демонических сил? Разве смог бы он поднять руку на беззащитных, слабых граждан, веривших ему, как себе самим? Разве он убил бы своего отца, объявившего в честь возвращения принца с опаснейшей экспедиции в Нордскол всенародный праздник?

Элийра прибывает на место как раз вовремя. Со стороны Стратхольма на полянку перед воротами приближается Артас, принц Лордерона. С противоположной стороны ему навстречу спешат Утер Светоносный – величайший паладин, храбрейшей души и чистейшего разума рыцарь, и Джайна – возлюбленная Артаса, одарённый маг Даларана.

Стройные ряды солдат, стоящие у обочины, начинают волноваться и восторженно перешёптываться.

- Светоносный…

- Сам Утер… Ох, Джейк, смотри – он поглядел на нас!

- Вот это у него молот, ты только погляди!

- Да нет, она не в моём вкусе. Блондинка…

- Выпрямись, дурак, не порть строй!

Тучи, давно уже маячившие над головой, наконец, дали ливень – и какой! Холодный, промозглый, но явно кратковременный дождь заглушает приветственные слова Артаса своим близким. Утер, широко улыбаясь, крепко пожимает руку принца, Джайна лишь подаёт изящную ладонь в белой шёлковой перчатке для поцелуя.

- Друзья, у меня тревожные вести. Мы обнаружили факт наличия чумы в продовольствии города, – начинает речь Артас, поднимаясь по холму. Утер и Джайна следуют за ним по пятам. – Я не знаю, какие меры нужно принимать… - посмотрев в сторону города, Артас замечает нечто невидимое обычным зрителям (Элийра, как ни выкручивая шею и вставая на носки, таки и не может ничего углядеть). Отшатнувшись и громко выругавшись, принц кричит. – Проклятье! Город уже заражён чумой!

- Что? – встревожено спрашивает Утер. Седые волосы поникли от дождя, даже лучащаяся светом броня будто бы померкла.

- Весь город должен быть очищен, – сделав ударение на слове «весь», сурово провозглашает принц. Сдвинув брови и покрепче запахнув роскошный синий плащ, он явно морально готовится к тому, что предстоит сделать…

- Это безумие! – восклицает Джайна, пристукнув простым посохом с зелёным кристаллом землю. Из кристалла вырывается небольшая молния.

- Как ты мог только подумать об этом?! – взревев, Утер бросает оземь свой светящийся молот. – Должен быть какой-то другой путь!

- Проклятье, Утер! Как будущий король, я приказываю вам очистить этот город! – Перекрикивая шум дождя, приказывает принц.

- Ты ещё не король, юноша. Но этот приказ я не выполнил бы, будь ты хоть трижды королём, – сквозь зубы цедит Утер. В его голосе слышится отвращение, недовольство и разочарование в своём ученике.

- Лорд Утер, властью, данном мне по праву наследования, я освобождаю от службы вас и ваших паладинов, – смотря прямо в глаза своему наставнику и другу, отчеканивает Артас слова.

- Артас! Ты не можешь… - возмущённо ахает Джайна, в испуге прижимая ладони ко рту.

- Это уже сделано, Джайна. Те из вас, кто верен мне и кто действительно хочет спасти эту землю – за мной! Остальные – прочь с глаз моих! – не глядя на Утера, разворачивается принц и спускается с холма. Он явно ожидает, что Джайна последует за ним, но она, Утер и всадники – паладины разворачиваются и идут в противоположную сторону. Артас неуверенно зовёт. – Джайна?

- Прости, Артас. Я не могу на это смотреть, – сухо говорит девушка.

Элийра поражена до глубины души! Как можно бросить любимого человека, который собрался совершить безумный поступок, мгновенно расколоть свою душу, опорочить и осквернить своё сердце? Его нужно успокоить, удержать, помочь найти другой выход… А кровавая резня мирных жителей? Джайна ведь прославилась как ярая пацифистка, так отчего же сейчас она бездействует, оставляя стратхольмцев беззащитными? Холодное равнодушие Джайны равносильно измене. И это ещё больше убеждает Артаса в правильности того опрометчивого решения, что он принял.

Решительно направляясь к воротам, Артас призывает к себе небольшую группу мастеров своего дела (своего рода спецотряд), среди которых должна быть и Элийра. Приблизившись к нему для того, чтобы выслушать план действий, девушка отмечает, что принц довольно высок для человека.

- Нужно уничтожить жителей города. Всех до единого! Не жалейте ни слабых, ни немощных – все они заражены чумой, и пройдёт некоторое время, как они восстанут против нас. Нельзя допустить этого! Нужно нанести предупредительный удар! – принц явно не расположен к длительной беседе. – За мной, друзья мои!

Всего несколько человек следуют за ним. Мудрый ночной эльф, задумчиво вертящий в длинных тонких пальцах травинку. Волосы его отливают лазурным цветом морской воды, глаза обращены вдаль. Длинные уши настороженно прислушиваются, стараясь уловить малейший намёк на шум и суматоху. Рядом с ним – сосредоточенная гномка-чернокнижница. Она бормочет себе под нос невнятные заклинания, отчего к ней иногда слетаются странные, похожие на летучую мышь, существа. Наглый, даже хамоватый бес радостно прыгает, предвкушая битву. Дворф с ярко-рыжей, прямо-таки огненной бородой, заплетённой в длинную косу, и тяжёлым ружьём на плече. И, собственно, сама Элийра. Нахмурив брови, она шагает рядом с Артасом, стараясь невзначай не наступить на его роскошный, поистине королевский плащ.

Принц решительно направляется к первому же дому, у дверей которого играют дети. Едва завидев лицо голубой крови, малышня бросает мячик и кидается к Артасу, желая хоть притронуться к нему, а в идеале – заманить поиграть с ними. Элийра невольно восхищается детской непосредственностью. Твёрдой рукой отстранив карапузов, Артас покрепче обхватывает свой пудовый молот и…

Элийра в ужасе отворачивается, и как раз вовремя. Увы, уши она зажать не успела… Протяжный, леденящий душу крик ребёнка наполняет всё её сознание безумием. Наслать на презренного Артаса всю силу тьмы, поработить его разум, свести с ума… Долгая, мучительная смерть – единственное, чего он заслужил, коснувшись невинного ребёнка! Сдержаться, необходимо сдержаться – нельзя допустить временной парадокс, хотя так хочется…

В полном помутнении рассудка, словно в густом, непроницаемом для проблеска света тумане, Элийра следует за Артасом, стараясь не смотреть в его сторону. Да и вообще лучше не открывать глаза… Крики о помощи, стоны, вой – невероятная какофония ужаса царит в городе.

Внезапно Стратхольм словно окутывает тишина. Все ужасающие звуки смолкают, приглушаются… И лишь один голос – громкий, невнятный, грубый – звучит так, будто бы говорящий стоит прямо за твоей спиной. Мурашки пробегают по коже… Превозмогая страх, Элийра поднимает глаза на говорившего:

- Принц Артас, великое зло поработило сегодня твою душу. Ты пытаешься не дать мне подчинить себе эти безвольные, хрупкие тела… Но всё это напрасно. Ты увидишь всю мою силу! – властно говорит демон. Огромный, уродливый, будто бы сошедший с картинок в учебнике чернокнижников, Малганис. Повелитель ужаса… Да, действительно! Высказавшись, демон исчезает, и город снова наполняют звуки.

- Не опускаем рук, друзья. Нам следует немедленно уничтожить всех жителей. Вы видели, кто противостоит нам… Но в наших сердцах не должно быть страха. Вперёд! – стиснув зубы, приказывает принц. Кажется, он сам себе не слишком-то верит…

Долгие блуждания по городу. Каждый закоулок встречает смрадным запахом, каждая дверь – безнадёжностью, каждая рука, протянутая за помощью – отчаянием. Ужасные звуки, крики и вопли будто бы увеличились стократ. Решительно не понимая, что она тут делает, жрица идёт и идёт, молясь про себя Наару о защите и спасении этих несчастных душ.

- Э… Принц? Кажется, я видел труп… Зомби… - нерешительно говорит дворф, с ужасом вглядываясь в темноту стелящейся перед ними улицы. – Он… Оно… Словом, это было вот там, – указывает дрожащей рукой в сторону гигантских бочек.

- Ты что, трупов никогда не видел? – презрительно сплёвывает чернокнижница сквозь зубы. Артас уже никого не слушает - перехватив поудобнее свой молот, украшенный изображениями льва, принц несётся напрямую. И правда – зомби… Костлявый, отвратительный труп, протягивая вперёд зеленоватые руки, стремится атаковать. Но верный молот паладина всё так же надёжен, как и в те времена, когда Артас шутливо дрался с наставником – Утером…

- Видите? Все они безнадёжны! – подтверждая очевидное, замечает принц.

И снова блуждания по чёрным коридорам Стратхольма, только теперь ещё и омрачённое испугом. В городе начался пожар. Гарь и дым примешиваются к запаху смерти, создавая совершенно отталкивающий дуэт. Двигаться приходится всё осторожнее – пламя не щадит ни своих, ни чужих. К тому же, в пепле и дыму куда сложнее обнаружить надвигающуюся опасность…

Трое храбрых жителей выходят к Артасу из клубов чёрного дыма. Кажется, чума совсем ещё не тронула их тела. Криво усмехаясь и не делая даже попытки сопротивляться, они подставляют свои головы под смертоносный молот, но… Артас растерянно оглядывается на спутников. Поймав его взор, чернокнижница насылает на стратхольмцев проклятия, а дворф начинает заряжать ружьё. Друид же, как и раньше, витает в облаках…

- Слабый, – хохочет один из противников. – Ты слишком слаб и глуп. Ты не понимаешь, какому злу подчиняется твоя душа.

- Кажется… У Малганиса есть что-то покруче, чем просто смерть, – возмущённо говорит Артас. Ну да, как будто они предварительно договорились о правилах игры, но Малганис жульничает. Элийра сдерживается и молчит, хоть и знает, что Малганис тут совершено ни при чём… И точно – инфернально расхохотавшись, жители стратхольма обращаются в чёрных драконидов. Принц, да и остальные явно этого не ожидают – испуг мелькает в их глазах, но тут же с воем они кидаются на противника. Несколько мучительных минут - и всё кончено.

- Давайте же поспешим. Я чувствую, он набирает силу, – как ни в чём не бывало, приказывает Артас.

И снова путь, хотя теперь уже – не отвлекаясь по мелочам и даже практически не заглядывая в подворотни в поисках нежити. Артас будто бы знает, где ждёт его Малганис – быстрым шагом, насупля брови и сжав зубы, он прорывается сквозь огонь и пепел к главной площади, площади Рыцарей. И точно – демон уже тут, разговаривает с мелким бесом, вроде того, что у чернокнижницы. Проследив за взглядом беса, Малганис оборачивается и улыбается Артасу, как радушная бабушка, ждущая внучка, чтобы угостить пирожками. Но в пирожках Малганиса явно яд…

- Пришёл-таки. Весь город вырезал… Ох, Артас, как же ты глуп! Можешь идти, – бросает он через плечо бесу. Тот кланяется и, злорадно ухмыльнувшись, исчезает в зелёном пламени Скверны. –Итак, Артас, ты привёл с собой…хм… Товарищей? Нет, слишком наигранно, ты с ними даже не знаком. Последователей? Нет, не все они разделяют твои идеи. Слуг, значит… - сладко улыбнувшись и прищуря глаза, демон словно бы наслаждается этими словами. – Да, слуг…

- Не слуги они мне. Но не о них сейчас речь, – коротко бросает Артас. – В атаку!

И началась атака – яростная, манёвренная и… бессмысленная. Элийра, зная об этом, особо не старается помочь товарищам, но раны их исцеляет вовремя. Малганис же играется с Артасом, как кот с мышью. Артас несётся на него, размахивая молотом – Малганис ухмыляется и исчезает. Артас утрачивает бдительность, озирается по сторонам в поисках врага – Малганис появляется у него за спиной. Проклятья, блеск оружия, глухие удары, крики и стоны… Демон сводит с ума, пытаясь вселить страх и отчаянье в сердца противников, но молитвы Элийры защищают их. Исчезнув в очередной раз, демон не появился за спиной принца… Вместо этого заговорила чернокнижница:

- Убей меня, Артас… Я – такой же демон, как и Малганис… Убей меня… - Хриплый стон вырвался из груди гномки, зелёное пламя в её глазах погасло. К счастью, Элийра успела вовремя изгнать демона…

- Малганис! Прекращай прятаться, выйди и борись со мной, как мужчина с мужчиной! – Отчаянно кричит Артас.

В клубах тёмного дыма появляется демон. Яростно взревев, он бросается на принца, тот встречает его крепким молотом. Удар – защита, удар – исчезновение…

- Всё это было напрасно. Город мёртв, и мёртв от твоей же руки, Артас. Приходи ко мне в Нордскол, там ты найдёшь свою судьбу, – в очередной раз ухмыльнувшись от уха до уха, Малганис исчезает.

- Я найду тебя на краю земли, демон! Ты слышишь меня? НА КРАЮ ЗЕМЛИ! – исступлённо вопит Артас в пустоту.

***
- Всё прошло отлично! – радостно верещит Хроми. Только что она в облике гигантской бронзовой драконицы приземлилась на площадь Стратхольма. – Артас направляется в Нордскол, как и должно было случиться. Замечательно! Захочешь ещё раз пересмотреть этот эпизод – обращайся. А сейчас тебе пора возвращаться в настоящее, – хлопнув в ладоши, она отправляет Элийру в другое время. Ну и зачем тогда все эти хитроумные приборы драконов, позвольте спросить?

Бросив случайный взгляд на свои ноги, Элийра с радостью отмечает, что копыта на месте. Никаких тебе неудобных человеческих пальцев! Отполированные, блестящие копытца, как и всегда… Разыскивая в сумке (ах, эти бездонные женские котомки, ведущие в пятое измерение!), Элийра замечает некое неудобство. Обернувшись, она с ужасом понимает, что её милый, прелестный хвостик с бантиком пропал… В воздухе разливается серебристый звонкий смех, подозрительно похожий на Хроми, и хвост буквально появляется из ниоткуда. Несказанно обрадовавшись, Элийра всё же решает быть поосторожнее с этими временными материями и сломя голову убегает из Пещер времени.

ЮЛИЯ ПАНЬКОВА

3 комментария:

Няшель комментирует...

Эхъ, жаль, что первых трёх боссов не упоминали. Было бы любопытно прочитать. А так - отлично, спасибо Элийре)

Чёрный комментирует...

"Холодное равнодушие Джайны равносильно измене"
Справедливости ради, Артас к этому моменту уже поступил с ней по-свински. Переспал, а когда зашла речь о свадьбе - отговорился, что ему надо срочно усилить паладинские тренировки, да и Джайне надо совершенствовать свой магический талант, сейчас некогда, поговорим об этом позже...

Mac N. комментирует...

Ммм... у них разве до этого дела доходило? О_о
----------

А вот мне путеществие Элийры не очень понравилось. Описано не очень, да и наличие ночных эльфов в восточных королевствах до начала третьей войны наводят на нехорогие мысли.